Электронная библиотека

стоял на распутье, как Иван Царевич, - тоже не был

заедаем скептицизмом? Идти в помощники присяжного

поверенного... в брехунцы, в аблакаты? Что может быть

более опошленное и жизнью и прессой? Всем!

И вот я нашел себе дело... по душе.

- Удача! Кстати же талант!

- Талант - вещь наживная, Заплатин. Поверьте

мне. Пускай мои благоприятели прохаживаются насчет

этой моей специальности... "Ловкач! Ищет популярности!

стр.609

Выезжает на защите народных масс, чтобы

потом начать забирать куши!.." Не знаю: может, и я,

с годами, опошлею. Ручаться и за себя нельзя. Но пока

я комедии не ломаю... вы мне поверите. Разумеется,

надо пить-есть. На это всегда найдутся процессы с

порядочной оплатой.

- Вас увлекает успех, Сергей Павлович.

- Положим! Но успеха можно добиться и защищая

разное жулье, расхитителей всякого чужого добра - en

grand и en petit.

Оживленное лицо Кантакова, его выразительность

и звук речей почему-то не действовали на Заплатина.

Бойкий, умный молодой адвокат - быть может,

будущая известность, - но в душу ему его призывы не

западали.

- Сдавайте экзамен, и будем вместе работать.

Я вас зову не на легкую наживу. Придется жить по-

студенчески... на первых порах. Может, и перебиваться

придется, Заплатин. Но поймите... Нарождается новый

люд, способный сознавать свои права, свое значение.

В его мозги многое уже вошло, что еще двадцать-тридцать

лет назад оставалось для него книгой за

семью печатями. Это - трудовая масса двадцатого века.

Верьте мне! И ему нужны защитники... - из таких,

как мы с вами.

Кантаков встал и наклонился к изголовью.

- К доктору отъявлялись?

- Нет.

- Хотите, пришлю... одного приятеля... ассистента по

внутренним болезням?

- Увидим.

- И прошу вас, во имя нашей приязни, без меня ни

на что не решаться. А завтра я еще забегу.

Помолчав, он спросил на ухо:

- Может, перехватить желаете?

- У меня еще есть. Спасибо, Сергей Павлович, за

ваше неоставление!..

По уходе Кантакова он лежал с четверть часа, ни

о чем не думая.

Разговор утомил его. Боль в голове как будто

усилилась; в пояснице также ныло.

Ничего не хотелось, ни есть, ни пить чай. И так

придется лежать не один день - может, это начало

воспаления или тифа.

стр.610

"И пускай!" - подумал он без страха, почти с полным

равнодушием.

Опять голова коридорной девушки выглянула из

двери.

- Иван Прокофьич! - тихо окликнула она.

- Что вам, Маша?

- Письмо... подали.

- Хорошо... положите сюда, на столик.

Когда она вышла, Заплатин долго не поворачивал

головы к ночному столику.

Не все ли равно, от кого это письмо. От матери вряд ли.

Она писала ему на днях, передавала свой

разговор с отцом Нади.

Все это позади! И никогда не возвратится.

Он повернул голову минут через пять, и взгляд его

упал на конверт.

Он узнал сразу - от кого. Такие конверты - у

Нади.

Сейчас же он поднялся и дотащился до письменного

стола, где горела лампочка под стеклянным абажуром.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки