Электронная библиотека

быть, давно не был в бане - от него шел запах неопрятного

тела. Руки - немытые, с грязными ногтями и жесткой

кожей.

Говорил он простуженным баском.

- Вы давно здесь? Опять приняты? - спросил Заплатин,

быстро оглянувшись кругом.

- Нет, батенька, я с волчьим паспортом. Да, признаюсь,

если б мне опять и дозволили носить звание

студиозуса - я бы не прельстился.

Все это было сказано с кислой усмешечкой несвежего

рта с нездоровыми зубами.

- Однако разрешено было вернуться сюда? - потише

спросил Заплатин.

- Временно, государь мой, временно. Да я и это

не счел бы благополучием. Я в недалеких отсюда

палестинах. Про Туслицы слыхали?

- Да... это...

- Во время оно гнездо фальшивых монетчиков

и иных художников. Округа промысловая...

- И вы?

- В простых нарядчиках. Пандекты и всякие другие

атрибуты - похерил. И повторяю: прими меня вот

сейчас же и предоставь без экзамена свидетельство

первого разряда - я бы пренебрег.

- Почему же так, Шибаев?

- А потому, что изверился, государь мой. Намедни, когда

по Моховой шел мимо университета, - так

меня стало с души воротить.

- Вот как!

- Уж я о порядках и не говорю. Каковы набольшие -

такова и паства. Вот вы, как я знаю, были

недурной парень. Ну, и поплатились, как следует.

В студенческую братию я совсем изверился. Да

и во всю нашу - с позволения сказать - интеллигенцию.

Заплатин слушал и не возражал. То, что говорил этот

"нарядчик" из штрафных студентов, - отвечало его

настроению. И он сам не очень-то умилялся над своим

голубым околышем и над всем,

что еще не так давно манило его в "обетованную

землю".

стр.585

- Хороши молодчики гарцуют по Москве?

Д? Вчера меня такой на своем жеребце в яблоках

чуть не разнес вот там, на перекрестке, у Газетного. Бобры,

бирюзовые околыши... чем не "калегварды"?

- Они давно уже завелись. Еще Салтыков насчет

их прохаживался в печати. И тогда уже были белые

подкладки, и теперь водятся в достаточном количестве.

Заплатин выговорил все это вяло, точно нехотя.

- Все едино! И те, что обшиваются в дешевых

магазинах на Тверской, где строят студенческие

формы. Все едино, братец ты мой! Пора покончить со

всей этой маниловщиной.

- Какой, Шибаев?

- А вот насчет студента! Возводят его в какой-то

чуть не мученический чин! И мы с вами пострадали,

как принято говорить на жаргоне. А что ж из этого?

Десятки, сотни, кроме нас. И что ж, Заплатин, - Шибаев

подался к нему через стол, - как будто мы не знаем,

сколько тут очутилось зрящего народа?..

- Панургово стадо?

- Именно! А самомнения-то во всех - ведрами,

ушатами. Точно преторьянцы, состоящие при российском

прогрессе... А я - прямо говорю - за целую дюжину таких

избранников одного хорошего присучальщика не дам.

Право слово!

Год тому назад и даже полгода такие обличительные

речи встретили бы в Заплатине сильный отпор.

А он слушал не возмущаясь. Он точно забыл, что сам

студент, что на нем пальто с позолоченными пуговицами,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки