Электронная библиотека

полгода назад обручился?

Никогда он не любил никакой аффектации, никакого

самообмана и рисовки.

Надя ему сразу понравилась. Прежде всего - своей

наружностью. Он не предъявлял ей никаких особенных

требований по части ума, а начитанность девушки по

двадцатому году разве может быть больше, чем у

порядочного первокурсника?

Главное - она им стала увлекаться, смотреть на него

снизу вверх. Там, в их городе, он был единственный

студент, водворенный на место жительства "за историю".

Это преклонение льстило ему, поднимало в его

глазах обаяние красивой, живой и способной девушки,

стр.561

которая любила и слушать его, и делиться с ним

своими взглядами и симпатиями, представляя их на

его оценку и одобрение.

А в Москве этот культ "штрафного студента" стал

быстро испаряться.

Надя сразу почувствовала под собою другую почву -

силу красоты, возможность взять от жизни нечто более

блестящее, чем место учительницы в городской школе или,

много-много, в младшем классе женской гимназии.

Она не ошиблась в смутном чувстве таланта. Стоило ей

поступить на драматические курсы - и там ее

тотчас же оценили.

Руководитель курсов нашел в ней "превосходные

данные", совершенно так, как и этот "оболтус" Элиодор, с

которого и пошел весь "яд и соблазн" - на

оценку ее злосчастного "женишка".

Так его называет тот же Элиодор, ухмыляясь, когда

говорит с ним о его невесте; а это неизбежный разговор,

когда он бывает у Пятова.

Да, от него и пошел весь "яд и соблазн". По его

рекомендации Надю так легко приняли. Он хотел даже

вносить за нее плату, сделать ее как бы своей

стипендиаткой, да не допустил Заплатин. И что его

особенно огорчило - это то, что Надя, кажется, приняла бы

это как должное.

Она уже начала рассуждать так:

"Если очень богатый человек, любитель искусства,

видит в ком-нибудь талант - отчего же ему не помочь?"

Она же сделала так, что Элиодор первый сказал

ему:

- Отчего же бы вам, Заплатин, не уступить часть

переводов вашей невесте? Что полегче? Разумеется,

чтобы это не отнимало у нее слишком много времени

по курсам.

И вышло какое-то обидное для него, за Надю,

участие в его работе, обидное не потому, чтобы он не

хотел с ней делиться, а потому, что из этого вышло

"одно баловство". Переводила она небрежно и медленно, и

гонорар должен был ей отсчитывать он.

Выходило что-то некрасивое. За плохую и очень

скудную количеством работу он отделял ей, по крайней

мере, одну треть всего, что сам зарабатывал; она

принимала и это как должное.

стр.562

Этого мало. Элиодор от себя, и даже не сказав ему,

дал ей переводить какую-то жиденькую брошюрку - с

французского, и заплатил ей авансом по тридцати

рублей с листа.

Не может же она не видеть, что все это - "подходы"

богатого купчика, которому она приглянулась,

и он даже в присутствии его, Заплатина, не стесняется

в своем селадонстве.

Может быть, они видятся и за его спиной. Какое же

есть средство это контролировать? Да он и не унизит

себя до того, чтобы разузнавать и подсматривать:

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки