Электронная библиотека

курсы; а хвастун - так мы и сами найдем

дорогу. Точно то же я скажу и насчет работы... Нет

у тебя никакого резона - не разделить со мною твоего

заработка, не давать мне переводов потому только,

что давалец работы - Пятов.

Она выговорила это решительным тоном.

Заплатин выслушал молча, и когда она кончила -

поднялся с места и стал с ней прощаться.

- Ты все еще дуешься, Ваня? Это нехорошо!

- Прости! Я притворяться не могу. Ты госпожа

своих поступков, но я не в силах радоваться тому,

что в ближайшем будущем чревато... всякими

последствиями.

- Чревато! Ах, Ваня! Что за книжное слово! Я не

воображала, что ты... такой... не упрямец, а гораздо

хуже - ревнивец.

- Будь по-твоему! - тихо выговорил он и, не прощаясь с

Надей, вышел из комнаты.

IX

Святки - на дворе.

У Заплатина в его комнате, в тех же номерах - побольше

света. Он перебрался на улицу и платит

пятью рублями дороже.

Снег блестит на крышах и отражается розовым

отливом на стенах.

Время - морозное, настоящая декабрьская погода

за несколько дней до рождественского сочельника.

Но на душе у Заплатина нет праздника.

Он, в старой студенческой тужурке, стоит у окна

и смотрит уныло на улицу.

Вдоль тротуара, по той стороне, идет чугунная

решетка купеческих хором. Дом - особняк в греческом

стиле - позади садика с фонтаном, прикрытым

деревянным шатром. Деревья в инее. Так красиво, а

любоваться не хочется.

Шныряют взад и вперед санки. Обыватели везут

провизию. Кульки с гусями и поросятами весело торчат из

передков и с колен проезжающих - в шубах

и салопах. Все готовится к усиленной еде и ликованию.

стр.560

А он не думает ни о каком святочном кутеже.

Деньги у него есть. Внесет плату за свой последний

семестр, и все-таки у него останется малая толика.

В эту минуту он ставил перед собою категорический

вопрос:

"Поедет он или нет повидаться с матерью на зимние

вакации?"

Она ждет. Отправляя его, она повторяла:

- Хоть на недельку приезжай, Ванюша!

Отчего же он не едет? Всего три дня осталось до

праздников, и матери было бы особенно приятно видеть

его при себе в самый первый день праздников.

Оттого, что подлое чувство гложет его.

Вот уже больше месяца, как он проходит через эти

тяжелые душевные испытания.

Как легко возмущаться позорным себялюбием, какое

заключается в ревности!

Шекспировский венецианский мавр - зверь,

вызывающий жалость, не больше. Но он - "арап", человек

низшей породы, кровожадный сангвиник, раб своего

неистового темперамента.

Но для "интеллигента" - разве не позорно испытывать

муки не мавританской, всесокрушающей страсти,

а мужского самолюбия?

Да, самолюбия! В тысяче случаев ревности девятьсот с

лишком приходится на этот мотив.

"Как ты смела променять меня на другой предмет

любовного интереса? Меня!.. Твоего первоначального

избранника!"

Вот такой червяк начинает глодать душу каждого

ревнивца!

Такая ли в нем клокочет страсть к девушке, с которой он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки