Электронная библиотека

как действует на первых порах!..

"Даже и теперешняя!" - прибавил он мысленно.

Все равно - что бы они ни нашли в этих старых

залах, уже тесных для такой "уймы" студенчества,

крылатые слова или мертвечину, самобытные идеи или

параграфы учебников - нужды нет! - они тут только

стряхнут с себя ненавистную узду гимназической муштры,

здесь только почуют себя в огромной семье

сверстников, здесь только будут знать - за что стоять,

чего ждать от жизни, кто друг, кто враг; здесь только

стр.505

идейные течения захватят их и потребуют не одних

слов, а и личной расплаты...

Ничего! Пускай немного поплатятся, - только бы

не совсем искалечить свою жизнь.

Он поправил рукой полу своего старенького пальто

и покосился на ряд пуговиц, давно поблеклых.

Ему как бы не верилось, что он опять принят

в студенты, опять в Москве, и будет ходить в то

здание, откуда вышел пять минут назад, и может,

в конце года, приступить к государственному экзамену.

Кто знает!.. Может быть, и опять на чем-нибудь

"сковырнется".

Отвечать за себя - трудно. И если б для вторичного

принятия в студенты требовалась торжественная

клятва - он бы не дал ее.

Но все равно!

Он - "великовозрастный" студент, Иван Заплатин -

опять здесь, и вот поднимается по Тверской

к бульвару, где завернет в студенческий ресторан, на

углу Бронной. Может, кого-нибудь и встретит из своих

однокурсников.

Вряд ли - сегодня. Здешние, московские - кто на

службе - чинушем или адвокатом, а кто уехал в

провинцию. Человека два-три пошли по ученой части. Но

и таких, как он - оказалось немало, которых "водворяли на

место их родины".

И его водворили в уездный городок на Волге, где

он просидел больше года.

Он не сожалеет. Много он кое-чего узнал в это

подневольное сидение, вошел в жизнь своей родной

"палестины", поездил и по уезду, попадал в лесные

трущобы, присматривался к расколу, "бегал" на пароходах

вверх и вниз - разумеется, все это более или

менее контрабандой. Надзор был не особенно строгий.

Запрет лежал только вот на этом городе, куда его

опять стало тянуть, на Моховую.

Раньше - он мало знал свои родные места, Гимназистом

приезжал только на вакации; да и то в старших классах

брал кондиции, готовил разных барчат

в юнкерское училище или подвинчивал их насчет древних

языков и математики. Студентом на зимние вакации не

ездил, а летом также брал кондиции, в последние два года,

когда, после смерти отца, надо было

прикончить дело, которым держались их достатки.

стр.506

По отцу он купеческого сословия; а мать - дочь

чиновника, попавшего в их город, вроде как "штрафным",

из не кончивших курсы студентов. В их городе

он и пробивался кое-чем, больше по статистике, умер

рано, дочь осталась сиротой, и отец его взял ее "по

любви".

У отца было небольшое канатное заведение - из

рода в род. Кое-как оно держалось; а когда он умер -

оказались долги, и заведение продали для покрытия их.

Остался домик, в два этажа, полудеревянный,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки