Электронная библиотека

очутился в овцах и беспрепятственно кончил курс.

Мечтал он, кажется, и о кафедре; но теперь, сделавшись

главой капитальнейшей фирмы, - вряд ли пойдет

по ученой дороге.

Когда он льнул к их кружку - ему ужасно хотелось

сойтись с Заплатиным на "ты". Может быть, они

и пили брудершафт. Но при встрече вряд ли он теперь

будет с ним на "ты".

Щелоков всегда над ним подсмеивался и прохаживался

частенько над тем, что его родители, "страха

ради иудейска", перешли из раскола в единоверие,

а потом и совсем стали "государственниками", как он

называл последователей господствующей церкви.

Элиодор выдавал себя за "свободного мыслителя",

чему Авив тоже не совсем-то верил.

Пробираясь по тесному тротуару переулка к складу

Щелокова, Заплатин представлял себе, каким должен

быть теперь этот Элиодор, с тех пор как снял

студенческую форму.

Засел теперь в кресле отца - в кабинете своей конторы,

тут же в "городе". И студентом он смотрел уже

"их степенство", по дородству и пухлости лица и

особенной усмешке в карих глазах, где искрилось и "себе

на уме", и постоянное желание выказать себя самым

фасонистым европейцем.

стр.528

Однако и такой Элиодор остался при деле, глава

фирмы, туз и воротила по своей части, хотя и считает

себя - и весьма - сопричисленным к "лику

интеллигентов"...

По левую сторону переулка теснились склады и

конторы. Заплатин читал вывески, ища имени Щелокова.

Вот оно. Фирма значится до сих пор: "Авдей Щелоков с

сыном и братом". И дядя и отец Авива - уже

покойники.

До сих пор та же дверь с половиком; зеленая,

побуревшая краска, узкие два окна, где положены для

"вида" куски ситцев, но совсем не для привлечения

покупателей, как в зеркальных витринах Кузнецкого. Так

полагалось спокон веку для "городового покупателя".

Авива он нашел в задний комнатке склада - темноватой

и тесной, с одной конторкой и диваном, обитым

волосяной материей. Этому дивану, наверное, больше

полвека от роду.

В складе два приказчика и один всего прилавок;

а полки - простые, как в первой попавшейся лавке

с "панским" или "суровским" товаром.

- Гряди, чадо! - встретил его Щелоков, вставая

с табурета. - Присядь. Чайку желаешь? Или пойдем

в трактир?

- И так все по трактирам хоровожусь, - ответил

Заплатин, пожимая руку своеобразного приятеля.

- Спасенному рай! Садись! Ты в самый такт пожаловал.

Кажется, дело выгорит.

- Насчет Элиодора? - спросил Заплатин с

усмешкой.

- А тебе это не особенно по вкусу? Понимаю. Он

лодырь... это точно. Особенно в теперешнем своем

виде или "аватаре". Они любят это самое буддийское

слово. Ха, ха! Ведь ты небось помнишь его... Модник!

Знаешь, вот как пшюты нынешние воротники стали

носить и манжеты, ровно хомут на себе засупонивают,

так и наш Элиодоша. Чтобы ему "последний крик" по

идейной части был на дом доставлен.

- Последний крик? - повторил Заплатин.

- А то как же? Это так на бульварах называется.

Мы ведь тоже почитываем. Даже и непотребные

парижские листки. А ты как бы думал, ха, ха!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки