Электронная библиотека

торгует ситцем в Юшковом переулке.

Опять в полной мгле пришлось Заплатину пробираться

до своего дешевого места на верхах.

Протяжный, унылый звук гонга раздался, как раз

когда он поднялся наверх.

Он помнил содержание последнего акта. Но не

фабула тянула его к себе; а то, как будет передано

настроение последней картины той жизни, которая, на

оценку Щелокова, "отдает кисленьким" и "отшибает

клиникой".

Все притихло. Ткань занавеса раздвоилась на две

половины.

IV

В "город" Заплатин еще не попадал, с тех пор как

водворился в Москве.

Ему всегда нравилась Красная площадь, с новыми

Верхними рядами, особенно ночью, в электрическом

свете.

Красивый пошиб этих чертогов мирил его с сутью

рядской жизни.

Но сегодня он был менее строг в своих чувствах ко

всему, что отзывается "купецкой" Москвой.

Встреча с Щелоковым и долгая полуночная беседа

в "Альпийской Розе", где он настоял на том, чтобы

заплатить отдельно за свою порцию холодной солонины, -

в связи с тем, что он идет к Авиву, в его оптовый

стр.525

склад в Юшковом переулке, - настраивали его мысли

в такую сторону, куда обыкновенно он их не пускал.

Перед ним стал вопрос: не слишком ли он кичится

званием студента, тем, что сопричислен к "лику

интеллигентов", как за ужином в "Альпийской Розе"

выразился Авив на своем рядском жаргоне.

Взять того же Авива. Разве он что-нибудь потерял,

что "убоялся бездны" и вышел с третьего курса?

Он мог бы оставаться и в студентах, повременить

с государственным экзаменом и все-таки взять ученое

звание.

Не счел сам нужным. Он очень начитан. По своей

вероисповедной части - настоящий "начетчик";

греческого не забыл, и Новый Завет читает каждый день

в оригинале. Апокалипсис знает чуть не наизусть.

И философские книжки любит читать и по-русски, и на

двух иностранных языках.

Ну, кончил бы он? Какая разница? Только тщеславие

свое потешить?

Все равно - он на службу бы не пошел. На казенную

службу сектантов не принимают.

Авив еще на втором курсе, бывало, в аудиториях

развивал идею, что главная порча нашей интеллигенции -

дипломы и права по службе, что не нужно их

вовсе. Тогда будет свободная наука, как свободна

должна быть церковь, отделенная от государственной

власти.

Он логичен, как во всем, что говорит и делает.

И остался купцом. И не стыдится этого.

Рядом с ним он, Иван Заплатин - сын купца

третьей гильдии, - выходит не то что межеумком,

а чем-то вроде "выскочки". К "купчишкам" он и про

себя, а иногда и вслух привык относиться

пренебрежительно. Точно он сам - столбовой. Все оттого,

что мать его - дочь незначащего чиновника и высидел он

восемь лет на партах гимназии, зубрил сильно аористы и

сдавал "экстемпоралии", а потом надел студенческую

форму и сопричислил себя к "лику интеллигентов".

Авив гораздо дельнее. Он и по смерти отца не

прикончит своего дела, будет торговать ситцем, сидеть

в амбаре, ездить к Макарию, на ярмарку, и якшаться

с "азиатами".

Он держится за свою "особность" и как купец, и как

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки