Электронная библиотека

потрошит, а внутри пакостная нотка вздрагивает: хвалить-

то меня хвалят, но... - он выговорил это интонацией актера,

игравшего роль беллетриста, - я не Тургенев, но и не

Толстой! А мне-то, Авиву Щелокову,

какое до этого дело? Так точно и прочие другие персоны

этого действа...

стр.523

- На которое тебе, как человеку древнего благочестия, и

ходить-то зазорно?

- Мне ничто не зазорно, милый. Но дай досказать...

Взять хоть бы этого декадента или девицу...

Могу ли я сокрушаться о них, жалеть их?

- В одно слово! - вырвалось у Заплатина.

- А тем паче увлекаться. Что они представляют

собою? Личную блажь. И я должен уходить в нее душой,

когда вокруг, в российском якобы культурном обществе,

первейшие потребности этой самой души попираются?!

"Вон оно что! Авив поумнел! - подумал Заплатин. Даром

что в оптовом складе ситцем торгует!"

Щелоков был "столовер" убежденный. По родителям

он принадлежал к "федосеевцам", и отец звал

его мать до самой смерти "посестрием", не "приемля"

брака как таинства.

Но он уже гимназистом стал сам себе "сочинять

веру", а студентом - когда Заплатин сошелся с ним - любил

говорить на тему "свободы совести". На бесцеремонные

вопросы товарищей, какой он веры, он

отвечал или: "я хлыст", или: "я перекувылданец" и тому,

кто расхохочется, совсем серьезно объяснял, что

такое "согласие" водилось еще не так давно в Заволжье,

повыше Нижнего, а может - и теперь водится.

- Еще бы! - согласился Заплатин. - Да и мало

того...

Он хотел развить свою идею; но раздался звонок.

- Ах, досада какая!.. Надо идти.

- А опоздать нешто нельзя? Для меня и теперь

ясно, что никакого разрешения стоящего... и быть не

может.

- Однако... скажи-ка, - спросил Заплатин, вставая, - чем

кончит декадент? Отгадай, если ты не читал

пьесы или отчета.

- Чем? Да как-нибудь нелепо... покончит с собой?

Ась? Я плакать не стану.

- Отгадал!

Они расплатились и пошли в залу. Щелоков сидел

в креслах.

Но он попридержал приятеля на площадке.

- Не хочешь ли после театра в заведение, закусить...

малую толику?

От таких "угощений" Заплатин сторонился всегда,

особенно от богатых купчиков. Но Щелоков - хороший

парень и шампанским "пугать" не будет.

стр.524

- В "Альпийскую Розу"... пожалуй. Там цены

демократические.

- Ну, что еще за глупости!

- Нет, Авив, каждый за себя.

- Ну, ладно. Так в сенях рандеву... А то как же так:

столько времени не видались?!

Щелоков сильно потряс его руку и пошел в кресла.

Так и остался Заплатин с желанием развить свою

идею. Он разовьет ее в "Альпийской Розе". Да и сам

Авив всегда его интересовал.

Таких - в его среде - вряд ли много гуляет по Руси.

Сочинил он себе "свою веру" или нет, но он не

изувер, и его "столоверство" и тогда - два-три года

назад - было очень широкое.

И нота о "свободе совести", зазвучавшая в нем так

внезапно и так кстати - для того, кто сразу его понял, -

показывала, что он ушел вперед, даром что

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки