Электронная библиотека

Привлекали творчество, талант автора и небывалая

чуткость сценического воспроизведения. Жизнь - какова

бы она ни была - всегда ценна и дорога, если

художник-писатель, художник-актер и художник-

руководитель сцены - одинаково преданы культу

неумолимой правды.

Заплатин ходил по фойе и глазами искал в толпе

знакомое лицо, чтобы высказать сейчас все, вызвать

обмен взглядов, поспорить, а главное - узнать, найдет

ли он в ком-нибудь отклик на свое собственное

"настроение"? Он не хотел бы быть одиноким. То, чего

всегда жаждет его душа, - должно быть не в единицах

только, а в сотнях, если не в тысячах его сверстников.

И вдруг его, сбоку и почти сзади, кто-то окликнул,

просто по фамилии.

Он быстро обернулся.

Ему протягивал руку небольшого роста блондин,

с кудельно-пепельными подстриженными волосами,

видом купчик или конторист, в очень длинном черном

сюртуке и светлых панталонах.

Черты лица мелкие, бородка, особого рода усмешка

красивых губ.

- Щелоков? - вопросительно вскричал Заплатин

и взял того и за другую руку.

Он был на целую голову выше его.

- А ваше степенство давно ли на Москву прибежали?

Ась? Много довольны вас видеть.

- И я так же. Все сбирался тебя проведать. Да не

удосужился... забежать в адресный стол.

- Зачем? В городе тебе всякий бы сказал.

стр.522

- Ты все там же?

- До третьего часа... бессменно в Юшковом.

- Чаю хочешь выпить... коли найдем место?

- Согласен.

Место им удалось захватить; они примостились

к столику и спросили два стакана чаю.

- Значит, с водворением можно поздравить вашу

милость?

Щелоков остался все с тем же умышленным говором

московских рядов. Он привык к этому виду дурачества

и с товарищами. С Заплатиным он был однокурсник, на

том же факультете. Но в конце второго курса Щелоков -

сын довольно богатого оптового торговца ситцем -

"убоялси бездны", - как он говорил, а больше

потому вышел из студентов, что отец его стал хронически

хворать и надо было кому-нибудь вести дело.

Аудитории оставлял он без особого сожаления.

- Можно и дома книжки читать, - говорил он

тогда, - а государственных привилегий нам не надо.

Так и остался "потомственным почетным гражданином"

и по первой гильдии купеческим сыном".

Заплатин мог говорить только о пьесе.

- Как ты скажешь об этой пьесе, Авив?

Щелокова звали старообрядческим именем Авив.

- А! Не забыл! - усмехнулся он, отхлебывая из

стакана. - Что скажу? Кисленьким отдает!..

- Кисленьким?

Заплатин тихо рассмеялся...

- Печенки больные... И вообще клиникой отшибает.

- Пожалуй!

"Столовер" - так звали Щелокова однокурсники -

хватил, быть может, сильненько, но суть оценки была

почти такая же, как и у него самого.

- Право, сударик мой, - продолжал Щелоков,

тряхнув - совсем по-купечески - своими кудельными

волосами, - господа сочинители все в своем нутре

ковыряют. Хоть бы вот этот беллетрист, что в пьесе. Так

от него и разит литературничаньем. И так, и этак себя

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки