Электронная библиотека

бесповоротном решении - ликвидировать и распрощаться с родиной.

- Дом изволите продавать?

Вопрос Левонтия вылетел почти с испуганным вздохом.

- И дом, и деревню, если хороший покупщик найдется.

- И вотчину?.. Батюшка!.. Как же это возможно!..

Глаза старика сразу покраснели, и две слезы покатились из них по розоватой,

точно восковой щеке.

- Затем и приехал, - все так же громко и как бы злорадно повторил Стягин.

- Господи!

"Разрюмится старикашка, - проворчал про себя Вадим Петрович, - и пойдет

причитывать!"

- Нечего делать, Левонтий Наумыч, такие у вас порядки, что зря, без всякого

смыслу, только разоряешься... Цен ни на что нет, дом пустой стоит, бумажки ваши

скоро до четвертака дойдут... Слышали об этом?

- Ох ты, господи!.. Это точно, батюшка, все в умаление пришло...

Скудость!.. А все-таки... дом продать... Папенька-маменька... дяденька-

бабенька - все жили... Опять же вотчина... усадьба... ранжереи, ананасницы...

- Вот что вспомнил!.. От ананасов теперь и навоза-то не осталось...

- Вотчина - дедина, - продолжал старик тоном тихого причитания, от которого

Стягину делалось еще тошнее.

- Мало ли что! - почти гневно вскрикнул он.

Левонтий отошел смиренно к двери.

III

Дверь шумно растворилась.

- Лебедянцев!.. Ты, брат?.. - удивленно окликнул Вадим Петрович.

Он не столько обрадовался приятелю, сколько удивился, что тот нашел его.

После вчерашней неудачи с отыскиванием его переулка и дома Стягин хотел сегодня

утром посылать за справкой в адресный стол.

- Небось удивлен, что я первый тебя нашел?.. Хе-хе!

Лебедянцев - небольшого роста, блондин, с жидкою порослью на сдавленном

черепе, в очках, с носом в виде пуговки и с окладистою бородой, очень небрежно

одетый, засмеялся высоким, скрипучим смехом.

- Здравствуйте, Левонтий... как, бишь, по батюшке?.. - обратился он тотчас

же к старику.

- Наумыч, батюшка, Наумыч... Покорно благодарствую... Скриплю-с, грешным

делом, скриплю-с.

- Крепись, старче, до свадьбы доживешь!.. Ну, ты, Вадим Петрович, хорош...

нечего сказать. Чтобы черкнуть словечко из Парижа или хоть бы депешу прислал

с дороги!

- Да я адрес твой затерял, - оправдывался с гримасой Стягин. - Ваши

московские дурацкие переулки...

- Нечего, брат!.. Ну, поздороваемся хоть! Вот физикус-то? Все кряхтит да

морщится.

- Позволь, позволь, я еще не умыт!

- Экая важность!

Приятель звонко поцеловал его два раза.

- Да как же ты-то узнал о моем приезде? - все еще полунедовольно спросил

Стягин.

- Видел тебя вчера издали... Кричу... на Знаменке это было... ты не

слышишь, лупишь себе вниз и палкой размахиваешь... Другой такой походочки нет

во всей империи... Вот я и объявился... Заехал бы вчера, да занят был до

поздней ночи.

Тон Лебедянцева в этот раз ужасно коробил Вадима Петровича.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки