Электронная библиотека

- Слушаю-с.

Левонтий - старый дворецкий его родителей, бывший одно время его дядькой.

Теперь он в одной из московских богаделен, куда Вадим Петрович поместил его

лет пять тому назад.

Газеты, поданные Капитаном, произвели в Вадиме Петровиче новый наплыв

раздражения. Он стал просматривать пестро напечатанные столбцы одного из

местных листков и на него пахнуло с них точно из подворотен где-нибудь

в Зарядье или на Живодерке. Тон полемики, остроумие, задор нечистоплотных

сплетен, липкая пошлость всего содержимого вызвали в нем тошноту и усилили

головную боль.

- Этакая мерзость! - вскричал он и бросил газетный листок на ковер. - Что

это за город! Что это за люди, что за троглодиты! - громко докончил он и сильно

позвонил.

Показались опять красные щеки Капитона с белокурым пухом вокруг подбородка.

- Позови Левонтия.

- Слушаю-с.

Вадим Петрович знал вперед, что Левонтий будет жаловаться на свое

богаделенное житье и что ему надо будет дать пятирублевую ассигнацию. Когда-то

он любил его говор и весь тон его речи, отзывавшейся старым бытом дворовых;

находил в нем даже известного рода личное достоинство, вспоминал разные случаи

из своего детства, когда Левонтий был приставлен к нему. До сих пор он,

полушутливо, не иначе зовет его, как "Левонтий Наумыч".

- Батюшка, Вадим Петрович! - раздался уже шамкающий голос Левонтия.

Он вошел в дверь неслышными шагами, точно будто на нем были туфли или

валенки. Старик, среднего роста, смотрел еще довольно бодро, брился, но волосы,

густые и курчавые, получили желтоватый отлив большой старости. На нем просторно

сидело длинное пальто, вроде халата, опрятное, и шея была повязана белым

платком.

- Здравствуйте, Левонтий Наумыч! - приветствовал его Стягин и поднялся

с постели.

- Ручку пожалуйте!

Левонтий скорыми шагами устремился к руке, но Вадим Петрович не допустил

его до этого.

- Как поживаете, Левонтий Наумыч? Книжки божественные почитываете? Чаек

попиваете?

Побалагурить со стариком по-прежнему Вадиму Петровичу не захотелось.

Левонтий сразу напомнил ему, как много ушло времени, сколько ему самому лет

и как эта Москва полна для него покойников. И без того вчера, проходя по

Молчановке, он насчитал целых пять домов, для него выморочных. Все в них

перемерли, и теперь живут там какие-нибудь "обыватели", - слово, принимавшее

в его устах особенно презрительную интонацию.

Так точно и Левонтий, с его запахом лампадного масла не то от волос, не то

от его балахона, обдавал его кладбищем.

- Надолго ли, батюшка? - шамкал Левонтий, наклоняясь над ним.

- Да как дела. Хочу покончить со всем.

- Как, батюшка?.. Виноват... на одно-то ухо туговат стал я.

- Приехал все продать, - выговорил громко Вадим Петрович, и ему точно

захотелось нанести старику чувствительную неприятность, сообщить ему об этом

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки