Электронная библиотека

Она опять опустила голову над работой.

- Вам, Вера Ивановна.

Ему показалось, что ее ресницы нервно вздрогнули.

- С какой стати?

- Вам, - повторил он и взял ее за руку около локтя.

Она отдернула руку.

- Полноте, - выговорила она, и в голосе ее заслышались те строгие ноты,

которых он ждал и боялся.

- Почему же мне не говорить правды? - возбужденно возразил он, испытывая

уже более приятную тревогу. - Разумеется, вам. Приехала та женщина, - он не

хотел называть ее по имени, - приревновала к вам, показала все свои карты,

и вот ее больше нет в моей жизни!

- И вы говорите это с такой радостью, Вадим Петрович?

Вопрос звучал укоризной.

- А то как же?

- И вам ни чуточки не жаль этой женщины... или своего прошлого? Все-таки, у

вас была же...

- Дурная привычка!

Он опять стал бояться того, что она его осуждает, что в ее глазах он

бездушный развратник, прогнавший от себя женщину, с которой жил десять лет.

Ведь это, по толкованию русской девушки с новыми взглядами, выходит

"гражданский брак"... Он порывисто стал оправдываться... Не то одно его

оттолкнуло, что в парижской "подруге" слишком уже сквозило желание

воспользоваться его болезнью и женить на себе, но он сам испугался пошлости

и лжи такого конца и говорит это прямо, говорит ей, Вере Ивановне, девушке, на

суд которой хочет отдать свое поведение.

В жару своей оправдательной речи Вадим Петрович взял ее руку и не выпускал

из своей. Вера Ивановна уже не отдергивала ее.

- Я вам верю, Вадим Петрович, - сказала она и выпрямилась. - Доверие ваше

очень ценно. Много ли вы меня знаете? Как простые люди говорят, без году

неделя... Ваша болезнь сблизила нас, это точно... Я к вам, втихомолку,

присматривалась... Вы для меня стали понятны... довольно скоро. Вам не хорошо

жилось там, в Париже. Сухо, материально. А между тем в вас сидит совсем не

такой...

- Брюзга, - задушевным звуком подсказал он.

Она тихо рассмеялась.

- Да, если хотите... А шутка - двадцать лет прошли у вас в этой заграничной

суши...

"И ты - почти старик", - подсказал он себе, и ему стало вдруг жутко, до

слез обидно и смешно за себя. Пятый десяток пошел, а он вот ищет женского

отклика на свою холостую хандру.

- Неужели и отходную себе читать? - спросил он и взглянул на нее грустно,

почти просительно.

- Зачем? Разве я это говорю, Вадим Петрович?

Голос ее приласкал его. Ему стало легче. Чувство давно неиспытанной

стыдливости начало овладевать им. Хотелось надеяться и не страшно было от

возможности другого конца, согретого любовью такой девушки.

Но надо ее вызвать!.. Она не Леонтина; ее не купишь... Бедность и труд не

страшны ей...

С теми же мыслями вышел Стягин и из маленького домика полчаса спустя.

На дворе стояла лунная ночь. Он прошелся немного пешком, на Пречистенке

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки