Электронная библиотека

и разных угодий томятся так долго без призора, как нечто лишнее и чужое.

С Пречистенки Вадим Петрович повернул в один из переулков, пошедший ломаною

линией куда-то в глубь, совсем не туда, куда бы ему следовало идти. Но эти

зигзаги не сердили его. Он знал, что найдет то, что ему нужно, на третьем

повороте войдет на просторный двор, возьмет влево и увидит домик с мезонином,

подробно описанный ему Лебедянцевым, и поднимется на крылечко.

Так все это и вышло. Вот и ворота; в сгустившихся сумерках свежий снег

белеет точно в поле; где-то в конуре брякнула цепь собаки и раздался глухой

лай. Окна домика приветливо освещены и внизу, и в мезонине. Крылечко чистое,

с навесом.

Стягин позвонил. Ему отворила пожилая горничная, в головке, как носили

нянюшки в его детство.

- Пожалуйте, батюшка, Дмитрий Семеныч сейчас вернулись.

Тон горничной напомнил ему Левонтия Наумыча, которого он отблагодарил

вчера, предлагал ему поселиться у него в доме, но старик не пожелал покинуть

богадельню, где умирать "расчудесно".

В маленькую переднюю выбежала собачка-коротконожка, на кривых лапах,

и стала ласкаться к Стягину. За ней показался мальчик лет трех, с большою

головой, в опрятной блузе, и улыбнулся гостю большими, круглыми глазами.

- Неужели пешком? - раздался голос Лебедянцева.

- Пешком, - весело ответил Вадим Петрович, - от самого дома.

Лебедянцев расхохотался и крикнул на собаку.

- Дружок! Не приставай!.. Колька, - приказал он сыну, - беги наверх и скажи

Вере Ивановне, что пора кончать урок. Каков у меня бутуз? - спросил Лебедянцев

Стягина, когда они проходили зальце, где стол был чистенько накрыт к обеду. -

Ты, брат, лишен родительского нерва. Пойдем в кабинет, отдохни... Не очень ли

ты уже понадеялся на себя? Ведь это страшенный конец!

То, что Лебедянцев звал своим кабинетом, была узенькая комнатка, в одно

окно, с кушеткой и стареньким письменным столом.

- Приляг, приляг сюда!

Стягин прилег на кушетку и оглядел голые стены комнатки. Ему стало совестно

за бедность своего товарища, за эту выносливую и приличную бедность.

- Скоро вернется жена твоя? - тихо спросил он искреннею нотой.

- Она совсем наладилась... если только не будет рецидива.

- Да ведь это проходит с беременностью?

- Проходит.

- И какое счетом чадо будете вы ожидать?

- Пятое!.. Да одно умерло.

- И тебя не страшит такая цифра?..

Вадим Петрович не договорил.

"Нечего умничать, - поправил он себя мысленно, - лучше войти в их

положение..."

Где-то, сверху, заскрипели ступеньки лестницы; он узнал шаги Веры Ивановны

и тотчас же вскочил с кушетки.

XVI

В угловой комнате с занавеской - она служила и спальней, и гостиной -

Стягин и Вера Ивановна сидели у круглого стола.

Она вышивала. Он перелистывал иллюстрированный журнал. Дешевая лампа

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки