Электронная библиотека

Вслед за какою-то старушкой с подвязанным подбородком, в коротком стеганом

салопце, и он проник в боковой ход. Сюда попадал он в первый раз в жизни. Когда

Стягин был студентом, храм строился, и строился долго-долго. Никогда его не

интересовали работы внутри церкви. Наружный ее вид находил он всегда тяжелым,

лишенным всякого стиля, с безвкусною золотою шапкой.

Внутренность храма, когда Вадим Петрович остановился невдалеке от средних

больших дверей против мраморного шатра, покрывавшего алтарь, полная живописной

полумглы, ширилась в грандиозных очертаниях сводов и стен; снопы маленьких

огоньков на паникадилах мерцали в глубине, чуть-чуть освещая лики икон. Сверху

ряды золоченых перил на хорах отливали блеском округлых линий.

Чем-то совсем европейским и грандиозным пахнуло на Вадима Петровича под

куполом храма: пышная роскошь украшений, истовость всего тона, простота

и ласкающая гармония целого. Ему не захотелось ни к чему придираться. Он

отдавался общему впечатлению и, уходя, дал себе слово прийти сюда утром изучить

все в деталях.

Сходя с паперти, он вспомнил вдруг восклицание Леонтины, когда она

вернулась с Лебедянцевым после осмотра московских церквей.

- C'est crane! - выразилась она про храм Спасителя и воздержалась от всякой

парижской бляги.

- C'est crane! - повторил и он вслух, но тотчас же стряхнул с себя

воспоминание о приезде Леонтины, не хотел примешивать к своим сегодняшним

впечатлениям память о ее невежественной сорочьей болтовне.

Он пошел пешком обедать к Лебедянцеву, и этот конец, - даже и по-московски

не маленький, - не утомлял его. Он бодрым шагом спустился к Пречистенке. Зима

принесла с собой полное освобождение от ревматических болей, чего он никак не

ожидал. Сухой холод выносил он прекрасно.

К Лебедянцеву его тянуло. Веру Ивановну он видел у себя всего раз. Она

пришла не одна, - привела старшую девочку, посидела с четверть часа, на

расспросы отвечала мягко, но чрезвычайно сдержанно... Детей она любила, за

выздоровление жены Лебедянцева не боялась.

Но ему хотелось и в тот раз поговорить с ней о ее личной судьбе. Неужели

она так и проживет в этой невзрачной доле, довольствуясь дешевыми уроками,

случайным местом чтицы, чуть не сиделки?

Он непременно поговорит с ней, и сегодня же, и прежде всего покажет ей, что

он уже не тот Стягин, за которым она так умно ухаживала, не фыркающий брюзга,

малодушно носивший иго парижской нечистоплотной связи. Она поймет и оценит.

Сегодня впервые познакомится он и с житьем-бытьем своего товарища,

в котором нашел такого испытанного друга.

И чем ближе он подходил к квартире Лебедянцева, тем явственнее сознавал

в себе приятное щемление в груди. Как будто он смущен и в то же время на душе

ясно сознание прочности своего положения и решимость пустить корни здесь,

в этой "ужасной" Москве, даже там, у себя в усадьбе, где столько земли, леса

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки