Электронная библиотека

Ведь он и там совсем чужой до сих пор. С русскими он не знается, в свет не

ездит, ученых и литературных интересов у него нет, не нажил даже никакого

дилетантства, в клубах не бывает, не любит ни карт, ни спорта, за исключением

прогулок, утром, верхом. Театр давно утомляет его, да ему из Пасси и неудобно

поздно возвращаться домой. Два-три случайных знакомства с французами, да чтение

газет и книжек, да заботы о своем пищеварении, поездки на воды, на морские

купанья, перебранки с Леонтиной, скучная переписка по хозяйству, по дому

в Москве, жалобы на плохой курс, хандра, ожидание старости и смерти.

Стягин поник головой и больше уже не курил.

- Только тем и красна жизнь, - сказал Бедров, вставая, - что стоишь на

своем посту.

- Пожалуй, - чуть слышно выговорил Стягин.

Гость взялся за шляпу.

- Вы разве не зайдете еще? - спросил его хозяин.

- Сегодня вечером еду.

- Да я вас, мой друг, не успел хорошенько и поблагодарить за ваше участие.

Право, это все так сделалось, точно по щучьему веленью.

- Не будете на меня пенять, - сказал с усмешкой Бедров, - за такую быстроту

развязки?

- Что вы!

И Вадим Петрович поднял даже обе руки.

- А все бы лучше, если вы действительно разорвали, не рисковать

возвращением в Париж...

- Да я и не поеду туда...

- Поручите кому-нибудь ваш раздел вещей, книг...

- Найдется!

- Наложите-ка на себя, коллега, маленький искус... Проживите до весны,

побывайте у себя в усадьбе... Можно ведь и домком зажить... Это вот я,

вицмундирный человек, обрек себя на целибат... А вы еще наверстаете...

- Куда уж!

Опять у него вылетело то же выражение, и опять он подумал о стройной

и красивой девушке, еще так недавно сидевшей около стола с газетой в руках.

Она теперь у Лебедянцева в роли матери. Ребятишки льнут к ней. Какие рослые

и здоровые дети пойдут от такой женщины!

- Задумались? - тихо спросил Бедров, подавая ему руку.

- Спасибо, спасибо, - повторил Стягин, встал и свободно прошел с гостем до

двери.

- Сидите, сидите! В передней для вас свежо!

Посредине комнаты Вадим Петрович постоял еще несколько минут. Ему хотелось

сесть в сани и поехать к Лебедянцеву, но доктор не разрешил ему выезд. Можно

простудиться и опять слечь. Эта мысль не испугала его... Не умрет! С такими

припадками ревматизма еще можно помириться. А заболей он - Лебедянцев пришлет

Веру Ивановну.

Большое раздумье сошло в душу Вадима Петровича. Он опустился на кушетку,

закрыл глаза и долго лежал так, не двигаясь ни одним членом. Он не хотел ничем

тревожиться, думать о том, что его ждет, останется он здесь или очутится

в Ницце или Каире... Ему было легко... Какая-то приятность впервые овладевала

им в этом мезонине собственного дома. Никуда не нужно спешить. Ни перед кем не

нужно прыгать, ни с каким шумным вздором возиться. Нечего и глодать себя тем,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки