Электронная библиотека

удалится?.. Все, небось, сдерет?

- Сдерет, - повторил Левонтий. - Однако, Дмитрий Семеныч за это дело

взялся... Он человек бывалый и к барину большую привязку имеет...

- И теперича, Левонтий Наумыч, - начал дворник, - ежели ее спустят обратно,

откуда она пожаловала, особливо коли куш она сдерет, из чего же Вадиму

Петровичу туда ехать?

- Известное дело, не из чего, - подтвердил старик.

Он уже замечал с некоторых пор, что барин совсем не то говорит, не

сердится, походя, на Москву, на свое, русское, расспрашивает его про разные

разности и не произносит слово "ликвидация", которое Левонтий хорошо выучил.

Заметил он, что Вера Ивановна ему по душе пришлась и что он об ней скучает.

Но об ней он первый не заговорил с Капитоном. В этих делах он был очень

деликатный человек.

- И барышню французенка же выкурила? - спросил Капитон.

Левонтий не сразу ответил.

- С этого и началось... Приревновала. Вера Ивановна девушка умнейшая...

и виду не подала, а ходить перестала. И взять теперь, как она ухаживала за

барином, когда он ночи напролет мучился, и какое от этих, с позволения сказать,

халд успокоение вышло.

Внизу, с парадного крыльца, раздался звонок.

- Это наверняка доктор, - заметил Капитон.

- Доктор... А Митька-то там ли?

- Должен быть там.

Они разом встали, и Капитон поблагодарил старика за "чай-сахар".

Им обоим стало на душе светлее от всего того, о чем они переговорили.

Барину гораздо лучше, дома продавать зря не будет, быть может, и зазимует

здесь; а главное, протурили "французенок".

По лестнице, действительно, поднимался доктор; ступеньки поскрипывали под

его легкими шагами. Полное, добродушное лицо его с мороза зарумянилось, он

смотрел по-праздничному, как практикант, заранее довольный тем, что он найдет у

больного.

В дверях он остановился, увидав Стягина в кресле, с газетой в руках,

и крикнул:

- Вот мы как! Превосходно! Сами газету читаем! Поздравляю, Вадим Петрович!

Теперь мы не по дням, а по часам будем поправляться!

Стягин сидел в кресле еще с укутанными ногами, но уже одетый,

в накрахмаленной рубашке; глаза смотрели ласково и вопросительно на доктора.

- Павел Степанович! - откликнулся он, протягивая обе руки доктору. - Вы не

только исцелитель моего тела, но и души... Вам я обязан тем, что могу теперь

спокойно ждать выздоровления.

- Это мой прямой долг, Вадим Петрович.

Доктору он был действительно обязан освобождением своего дома от

"француза", как выражался Левонтий. Вчера Леонтина со своей Марьетой была

перевезена в "Славянский базар" по настоянию добрейшего Павла Степановича. Он

напустил даже на себя небывалую строгость, когда говорил Леонтине о том, что не

может ручаться за исход болезни, если больного будет тревожить соседство двух

женщин, не привыкших к тишине.

Леонтина объявила ему в ответ, что она сама не желает оставаться " dans

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки