Электронная библиотека

расстроить себя.

Чтения вслух он был лишен уже два дня, ходить по комнате он еще не мог

и целыми часами томился в бездействии. Марьета появлялась к нему без зову, и он

каждый раз высылал ее.

И теперь, прислушиваясь к разговору в спальне Леонтины, он отдавался

забродившему в нем страху связать свою судьбу с парижскою подругой. Его болезнь

и приезд ее сюда показали, что между ними не было и подобия привязанности,

из-за которой стоит налагать на себя брачные узы. Она стара, вульгарна, без

всякого образования, не чувствует к нему даже простой жалости, приехала сюда

только из хищнического расчета, да еще начала ревновать, а он позволил ей

безнаказанно обидеть хорошую девушку, сделавшуюся для него необходимой.

Гул разговора Леонтины с Марьетой не прекращался. Стягин порывисто

позвонил. Голоса смолкли. Он крикнул им, что они мешают ему спать.

Минуты через две со свечой в руках вошла Леонтина в пеньюаре.

Он пожаловался ей на недостаток тишины. Она ему резко ответила: он

капризничает, вымещает на ней досаду за то, что она не позволила ему начать

интригу под ее носом.

- Avec cette grosse dindon!

Она говорила все это, наклонившись над кроватью.

Ее дряблое лицо с остатками пудры, дерзкий рот и злые глаза дразнили его

нестерпимо-нахально. Он приподнялся в постели, схватил ее своими еще опухшими

от ревматизма руками, точно хотел пригнуть ее и поставить на колени.

Она крикнула и рванулась. Прибежала Марьета, и обе женщины начали разом

крикливо болтать. Но он покрыл их голоса и выгнал обеих гневным окриком.

- Il va vous battre, madam! - донесся до него с площадки возглас

камеристки.

На этот шум поднялся Левонтий, спавший в чуланчике, около передней,

и неслышными шагами проник в комнату барина.

- Батюшка, Вадим Петрович, - шептал он в полутемноте обширной комнаты, где

горел ночник, - никак обижают вас?

Вопрос старика тотчас же смягчил настроение Стягина. Он почувствовал себя

так близко к этому отставному дворовому и бывшему дядьке. В тоне Левонтия было

столько умной заботы и вместе с тем обиды за барина, что с ним могут так

воевать какие-то "французенки", которых он, про себя, называл "халдами".

А француженки не думали еще униматься, и трескотня их возмущенных голосов

доносилась еще резче.

- Позвольте, батюшка, им сказать, чтобы они так не галдели, - выговорил

старик, - или, по крайности, дверь бы затворили.

Левонтий, волоча ноги, пошел затворять двери, и Стягин услыхал, как он

довольно громко сказал по-русски, обращаясь к Леонтине:

- Потише, сударыня!

Вернувшись, Левонтий в дверь спросил барина: не нужно ли чего, не сходить

ли в аптеку или не послать ли за доктором. Стягин его успокоил и отправил

спать.

Но сон долго не возвращался к Вадиму Петровичу. Он сидел в постели со

сложенными на груди руками и мысленно задал себе несколько вопросов.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки