Электронная библиотека

Позвольте мне удалиться. Теперь моя роль покончена.

- Полноте, я на это не согласен! - с живостью вскричал Стягин. -

Пожалуйста, завтра, хоть между завтраком и обедом, придите почитать мне газеты.

И целая книжка журнала лежит неразрезанной.

Леонтина вдруг прервала его:

- Mademoiselle parle francais. Pourquoi ce charabia?

Вышла неловкая пауза. Стягин сказал Леонтине, что завтрак ее ждет, еще раз

протянул руку Вере Ивановне и, когда она уходила, крикнул ей:

- Пожалуйста, завтра. Не забудьте!

Леонтина пожала плечами и, уходя, в присутствии Лебедянцева, кинула:

- Ca, c'est du propre!

XI

Часу во втором ночи Вадим Петрович проснулся с болью в правом колене. Ноги

его стали было совсем поправляться, но с приезда Леонтины он чувствовал себя

гораздо тревожнее и боялся рецидива. Боль была не сильная, и он проснулся не от

нее. Через полуотворенную дверь до него доходил довольно громкий разговор обеих

француженок. Он не мог схватывать ухом целые фразы, но тотчас же сообразил, что

речь идет о нем. Вероятно, Леонтина лежала уже в постели, а ее камеристка

стояла или сидела где-нибудь по сю сторону ширм, отделявших кровать от

остальной комнаты.

"Наверное, про меня", - подумал Вадим Петрович, и голос служанки был ему

еще неприятнее, чем прежде, в Париже.

Он догадался, в чем Марьета убеждает свою госпожу. Завтра Леонтина сделает

ему сцену, будет жаловаться на свое двойственное положение, говорить

о необходимости обеспечить ее, а может быть, даже и обвенчаться в русской

церкви.

Эти две француженки уже овладели его домом. Не дальше как третьего дня,

когда Вера Ивановна сидела и читала ему газеты, Леонтина обошлась с нею так,

что он должен был извиняться перед Федюковой. Эта умная и добрая девушка все

поняла и стала его же успокаивать; но она вправе была считать себя обиженной

и прекратить свои посещения.

- Вы, пожалуйста, не думайте, что я на вас в претензии, Вадим Петрович, -

говорила она, уходя. - Мое присутствие здесь неловко. Зачем же вам-то

расстраиваться?

И он был так слаб, что не разнес Леонтину, не настоял на том, чтобы

Федюкова продолжала приходить читать ему. Он ограничился только глупыми

извинениями и уверениями, от которых ему самому сделалось тошно.

Без Федюковой он почувствовал себя одиноким, почти беспомощным. Леонтина

два дня рыскала по городу и заставляла сопровождать себя Лебедянцева, накупила

меховых вещей, заказала себе шубу, ездила осматривать Кремль, возвращалась

поздно, и все, что она говорила, казалось Стягину дерзким и нахальным. Еще

недавно он сам так презрительно относился к Москве, но когда Леонтина начала,

по-парижски, благировать все, что она видела в соборах, в Грановитой палате, он

морщился и потому только не спорил с нею, что боялся рассердиться и физически

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки