Электронная библиотека

- Только он чудак! Ничего не напишет!

- Дмитрий Семенович очень горд... Вы разве его не знаете?

Этот вопрос вызвал в Стягине совершенно новое для него желание: защитить

себя немного в глазах этой девушки, вслух разобрать свои отношения

к московскому приятелю.

- Видите, Вера Ивановна, - заговорил он особенно мягко, - главное между

людьми - найти настоящий тон. Вот я вас знаю всего какую-нибудь неделю, а нам,

кажется, совсем не трудно ладить друг с другом. Признаюсь, когда Лебедянцев

предложил мне ваши услуги, я боялся, что мне это будет очень стеснительно...

Знаете, я отстал от русских женщин и не совсем одобряю теперешний жанр наших

девиц. Однако, мы с вами ладим. А Лебедянцев, хотя и товарищ мой по

университету, но, живя здесь, в Москве, выработал себе невозможный какой-то

тон, так что у меня не выходит с ним никогда хорошего товарищеского разговора.

Он меня ежесекундно шокирует своим хохотом, прысканьем, прибаутками.

- Может быть, он вас оттого и раздражает, Вадим Петрович, что вы от нашей

московской жизни отстали. Она тихо усмехнулась.

- Может быть, - повторил Стягин. - Я понимаю, что и Лебедянцев отстал от

меня и стесняется говорить со мною о своих делах. Вот вы бы и помогли мне.

- Я готова, Вадим Петрович...

- Вы такая милая, - и он протянул ей руку, - что я вас попрошу еще об одном

одолжении. Видите ли, я ожидаю приезда из Парижа той особы, к которой еще

третьего дня диктовал вам письмо... Она должна быть здесь послезавтра. В отеле

устроиться ей неудобно: она не знает языка, да и отсюда далеко...

- Конечно, - тихо выговорила Федюкова.

Он был очень рад, что так ловко обошел необходимость выяснить, кто такая

эта особа. Вера Ивановна и тут показала, что в ней много такта, не позволила

себе никакого лишнего вопроса и всем своим тоном дала почувствовать, что он

может с ней говорить все равно как бы с приятелем-мужчиной.

- Лишняя комната здесь есть, но недостает кое-чего: кроватей, например,

умывальных столиков...

- А сколько кроватей нужно? - спросила Вера Ивановна.

- Две: одну для этой дамы, другую - для ее горничной.

Он мог бы, вместо слов: "этой дамы", сказать: "для моей невесты" или

что-нибудь в этом роде, но не чувствовал уже надобности в таком обмане, хотя

тут не было бы большого обмана: Леонтина считала себя его невестой, и теперь

более, чем когда-либо.

- Я с удовольствием, Вадим Петрович.

- И вы можете это все закупить в один день?

- Зачем же покупать? - возразила она. - Можно будет достать напрокат

где-нибудь на Сретенке или в городе.

Она что-то такое соображала, и выражение ее лица в эту минуту очень ему

нравилось.

"Славная девушка, - думал он, - дельная и кроткая!"

Дельная и кроткая! Два свойства, которых он совсем не видал в своей

подруге. Его француженка была жадна на деньги, экономничала в пустяках, но

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки