Электронная библиотека

разу не передавал ей даже поклона.

- Это - превосходная женщина! - начала Федюкова и оправила рукой волосы

жестом, который Стягин находил очень красивым.

- Очень уж, кажется, незанимательна.

- На чей взгляд, Вадим Петрович. Чудесной души и верный товарищ мужа...

Ведь у них четверо детей!

- Зачем столько?.. Разводить нищих!..

Федюкова поглядела на него с недоумением, и взгляд ее серых, вдумчивых глаз

смутил его.

- Вы возмутились тем, что я сказал? - спросил он с усмешкой.

- Как же быть? - выговорила она.

Эта фраза звучала странно в устах девицы, но Вера Ивановна выговорила ее

спокойно и целомудренно.

- Положим! - поспешил он оговориться. - Так что же с ней? Какие припадки?

- Когда она... в таком положении, - и это Федюкова выговорила совершенно

просто, - на нее находит психопатическое состояние.

- С ума сходит? - резко спросил Стягин.

- Временно... Иногда припадки неопасны, тихое расстройство... Она хохочет,

валяется по полу, как маленький ребенок. А на этот раз... гораздо сильнее...

Вчера, говорят, был ужасный припадок... Так жаль!

И она смолкла. В голосе заслышались слезы.

Стягина начало разбирать какое-то жуткое чувство. Ему впервые делалось

стыдно за себя перед московским приятелем. Никогда он не спросил его про жену,

не знал даже, сколько у него детей, двое или четверо, каково приходится ему

выносить тяготу трудовой жизни с большим семейством.

- Жаль и Дмитрия Семеныча! - продолжала Федюкова. - Он все смеется

и балагурит, а какую выдержку надо иметь! И такого честного, знающего человека

выгнали со службы!

- Когда?

- В прошлом году.

- Да ведь он мне говорил, что служит где-то.

- В одном частном обществе... И должен мириться с ролью... конторщика.

По белому и красивому лбу Веры Ивановны прошла тень.

И по этой части Стягин оставался совершенно равнодушным: хорошенько не

расспросил приятеля, сколько получает жалованья, хватает ли ему на жизнь или он

принужден перебиваться.

"Ведь я же заболел! - поспешил, оправдаться про себя Стягин. - Когда же мне

было вступать с ним в интимные разговоры?.. Я белугой вопил в первые дни".

Но он сообразил вслед за тем, что Вера Ивановна могла многое в его

отношениях к приятелю и товарищу найти слишком черствым и брезгливо-барским.

Ему стало не по себе, и он замолчал, не зная, как ему начать себя

оправдывать.

Протянулась пауза.

- Депеша, батюшка!

Левонтий внес депешу на подносе, как дворовый, знающий хорошие порядки.

- Барышня, на расписочке расписаться надо, говорит телеграфист.

- Откуда? - тревожно спросил Стягин, когда Левонтий ушел с распиской.

Она подала ему нераспечатанную депешу.

- Вы увидите наверху... Угодно, я прочту?

- Нет, я сам могу...

У него засаднило сердце. Ничего приятного он не ждал.

Депеша была из Берлина. В ней он прочел: " Arrive Moscou dans deux jours. -

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки