Электронная библиотека

Вадим Петрович несколько раз повторил в письме, что ехать ей в Россию нет

теперь надобности, что ему лучше, и он надеется, через две-три недели, быть

в Париже. Диктовал он с умышленною медленностью, и Федюкова несколько раз

говорила, поворачивая голову в его сторону:

- Есть!

Когда письмо было кончено, Вадим Петрович сказал чтице:

- Адрес после...

Ему не хотелось, чтобы она узнала имя, фамилию и адрес той женщины.

- Очень вам благодарен, - сказал он с ударением и весь вытянулся.

В ногах он чувствовал маленькую неловкость, но общим своим состоянием был

сегодня особенно доволен.

- Теперь почитаем еще немного, если вы не устали, Вера Ивановна.

- Нисколько!

Она взяла опять газету. Стягин опустил голову на подушку и закрыл глаза.

Русское чтение вслух, от которого он отвык, вызывало в нем дремоту, не

достаточно будило его мозг.

- Вера Ивановна! - остановил он ее. - А если бы вы почитали мне

по-французски?

- Охотно, Вадим Петрович, да не знаю, как вам нравится мое произношение.

Вы - парижанин, и я так не сумею произносить, как вы.

Она тихо рассмеялась.

- Вы хорошо читаете!.. Вон там, на столе, книжка в зеленоватой обложке...

Извините, что это будет для вас суховато немножко.

- Вот эта? - спросила Федюкова и показала ему, с места, книжку

в зеленоватой обложке.

И, поглядев на заглавие, она выговорила, как бы про себя:

- По психологии. Это очень интересно...

- Имя автора вам известно? - спросил осторожно Стягин.

- Да... Я читала его другие вещи... в таком же роде...

Федюкова выговорила это с опущенными ресницами, серьезно, без всякой

рисовки.

- Вы интересуетесь психологией? - спросил Стягин оживленно.

- Очень. Только новые книги трудно доставать, а покупать... для меня

дорого... Вы позволите начать?

- Сделайте одолжение!

Выговор ее был слишком мягкий, но приличный. Она делала ошибки

в выговаривании гласных, и звук фраз выходил русский. Но в общем он оставался

доволен и очень был рад тому, что она владеет французским языком гораздо

больше, чем он ожидал.

Некоторые термины заставляли Федюкову останавливаться, и она спрашивала их

объяснения, но это случалось редко.

И после каждого объяснения, которое нисколько не утомляло его, Вадим

Петрович обращался мысленно к той, кому он продиктовал письмо.

Та до сих пор чужда всякого научного интереса. Для нее серьезная книга

только " un bouquin". Она находит пустым занятием чтение всяких таких "bouquins"

и смотрит на него, как на лентяя, не знающего, как занять свои досуги. Когда

ему случалось заболевать в Париже, она еле-еле способна была прочитать

ему несколько столбцов из "Figaro", и ее чтения - картавого, трескучего

и малограмотного - он почти не выносил, даром что у ней парижский акцент.

И опять он подолгу останавливался, смотря вкось, на фигуре Веры Ивановны,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки