Электронная библиотека

отменной... это сейчас, батюшка, видно.

Левонтий подал Федюковой чай. Она развернула один из газетных листов,

принесенных с собою.

- Вера Ивановна, - окликнул Стягин и поправил на шее фуляр.

- Что угодно?

Голос ее положительно нравился ему, и сдержанно-мягкая манера говорить. Он

думал в эту минуту о своей парижской подруге и необходимости продиктовать

письмо к ней, и ее голос - картавый, вечно охриплый - послышался ему очень

отчетливо, И как мог он выносить его больше десяти лет?

Этот вопрос заставил его гораздо быстрее, чем он говорил, ответить чтице:

- Вы потрудитесь прочитать мне одни депеши... Остального текста пока не

надо!

- Очень хорошо, Вадим Петрович.

И звук, каким она произносила его имя, нравился ему сегодня больше, чем

в предыдущие дни.

Депеши были скоро прочитаны и показались крайне неинтересными: все больше

про какие-то безвкусные прения в венгерском сейме и о предстоящих поездках

каких-то коронованных особ.

- Вера Ивановна, - остановил чтицу Стягин, - у меня к вам есть просьба...

- Что прикажете?

- Вас не затруднит написать письмо под мою диктовку?

- С удовольствием.

Она взглянула на него с выражением полной готовности; но в ее взгляде не

было ничего заискивающего. В этой девушке чувствовалось большое внутреннее

достоинство.

- Только это... по-французски, - сказал он осторожно.

- По-французски, - повторила она и немного задумалась. - Боюсь, будут

ошибочки...

- Это не важно!

- Письмо не официальное?

- Нет, нисколько!.. Чисто дружеское...

Вадим Петрович немного запнулся...

- Попробую... Вы не взыщите...

- Почерк у вас разборчивый?

- Кажется.

- Это главное.

И мысленно он добавил:

"Можно так продиктовать, что она не догадается, к кому обращено - к мужчине

или к женщине, а потом я карандашом выведу в начале письма: " Ma chere amie".

Вера Ивановна села к письменному столу и открыла дорожный бювар Стягина,

где лежали листки матовой бумаги и конверты с его монограммой.

- Я готова, Вадим Петрович, - выговорила она и обмакнула перо.

Стягин весь подобрался и немного даже покраснел. Он искал первую фразу

письма.

- Je vous annonce, chere amie, - начал он и тотчас прервал себя.

Слова "chere amie" вылетели непроизвольно, и это сильно раздосадовало его.

Он их произнес с чисто французскою отчетливостью - протянул последний слог

в слове "amie", с ударением на "е". Ясно стало, что он пишет женщине.

- Chere amie, - повторила Вера Ивановна. - Я написала...

Было уже бесполезно искать каких-нибудь уловок. Это его успокоило, и он

продолжал диктовать. Федюкова, конечно, могла подумать, что он пишет своей

возлюбленной и сожительнице, - она знала, что он не женат, - но в тоне его

письма ничего не было такого, чего бы нельзя написать близкой знакомой или

родственнице.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки