Электронная библиотека

Сегодня надо было продиктовать письмо в Париж. Сам он еще не владел

настолько правой рукой, - в сочленениях была еще опухоль, - чтобы написать

большое письмо. Лебедянцев французским языком владел плохо, и вряд ли когда ему

приходилось написать десять строк под диктовку.

Надо попросить Веру Ивановну. Она должна правильно писать, судя по тому,

как она читает. Вадима Петровича затруднял не вопрос о ее знании французского

языка. Ему не хотелось вводить эту девушку в свою интимную жизнь. Положим,

можно употреблять везде местоимение "вы" и называть свою сожительницу "mon

amie", что он и делает при посторонних в разговоре. Но все-таки он испытывал

некоторую неловкость.

Письмо следует продиктовать сегодня же. Необходимо вовремя предупредить

Леонтину и настоять на том, чтобы она не приезжала сюда. Он жалел и о том, что

первая его девушка была такая малодушная. Дело идет, кажется, к лучшему, да

если б и явилось осложнение, теперь за ним есть хороший уход.

VII

Чтица и добровольная сиделка Вадима Петровича и на этот раз пришла ровно

в десять часов, хотя жила в Плетешках, на Разгуляе.

Ее рослая фигура, когда она отворяла половинку дверей, в неизменном темном

платье, показалась Стягину гораздо стройнее, чем в предыдущие дни. Ее густые,

золотистые волосы были красиво причесаны. Лицо, несколько полное, с приятным

овалом, коротким носом и большими серыми глазами, тихо улыбалось, как бы без

слов говорило приветствие больному.

Вадим Петрович подумал:

"Почему я ее находил неуклюжею и некрасивою? Она очень видная особа..."

Федюкова держала под мышкой две газеты. Она их покупала по дороге.

- Доброго здоровья, Вадим Петрович, - выговорила она низким, слегка

вздрагивающим голосом. - Я с холода, позвольте мне здесь посидеть, я отсюда

и читать могу.

- Чаю хотите? - спросил Стягин, как делал это каждый раз.

Этот вопрос о чае начинал их утро. С такими обязательными фразами Стягину

было ловчее. Вера Ивановна не говорила ничего лишнего и как бы дожидалась

всегда вопроса, но тон ее ответов он находил очень порядочным, и звук ее голоса

не раздражал его.

Он знал, что она ему скажет, входя: "доброго здоровья, Вадим Петрович",

и уходя: "всего хорошего" - чисто московскую поговорку, которую, еще в его

студенческие годы, употребляли многие из товарищей.

Левонтий сам подавал Федюковой чай, всякий раз кланялся ей на особый манер

и тихо выговаривал:

- Здравствуйте, матушка-барышня!

Он с нею ладил. При ней он становился расторопнее, даже ночью. В ту ночь,

когда Стягину было особенно тяжело, Вера Ивановна показала, как она умеет

ходить за больным, какой у ней ровный характер и сколько находчивости.

- Барышня первый сорт! - доложил о ней Левонтий барину, улучив минуту. -

Даром что из нынешних. Одначе не стрижется и вокруг себя опрятна, и души

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки