Электронная библиотека

у него не ревматизм, а подагра, которая подбирается к сердцу, - и тогда конец.

Но не столько о смерти думает он, сколько рвется вон из Москвы, из России,

и, как только ему получше и он может собираться с мыслями, он шепчет:

"Ликвидация!"

Ликвидировать свои дела! Но как это сделать? Арендатора он упустил. Других

жди. Покупщиков на дом тоже надо подыскать, не продешевить. Дом не заложен

нигде, что по теперешнему времени большая редкость. Заложить и бросить, чтобы

он стоял без дохода и только отягощал его бюджет ежегодными платежами

процентов?

Болезнь затягивается так от погоды - кислой, без солнца, чисто

петербургской; а потом пойдут морозы, нельзя будет носу показать на улицу,

чтобы не схватить рецидива. Пошлют на юг. Вся зима пропадет даром, и надо

будет опять приезжать сюда, ехать в имение, искать арендатора, искать

покупщиков на дом.

Сегодня Вадим Петрович проснулся, попробовал вытянуть правую ногу,

испугался боли от малейшего неловкого движения и застыл в неподвижном

положении.

В комнате играл уже свет на изразцовой печке. Верх ее виден ему из-под

ширмы. Свет пробился в боковую скважину между шторой и краем рамы. Но больному

захотелось, чтобы штору подняли. Он позвонил слабою, сильно похудевшею рукой.

Теперь за ним, кроме Левонтия, ходил еще мальчик Митя, отысканный

дворником, из каких-то учеников, смышленый и опрятный. Старик так и остался при

больном барине, раздражал его своею медленностью и шамканьем, но минутами

трогал своею преданностью.

Вошел Митя, черноволосый паренек лет четырнадцати, в коротком пиджаке. Он,

по распоряжению Левонтия, носил темные валенки, чтобы не издавать никакого

шума. Стягин велел ему приподнять штору в среднем окне и подать себе умыться.

Он должен был умываться в постели, обтирал себе лицо и руки полотенцем,

смоченным в воде с уксусом. Митя управлялся около него ловко, и больной ни разу

на него еще не закричал.

- Вера Ивановна пришла? - спросил мальчика Стягин после того, как он, с его

помощью, перебрался на диван, куда ему Левонтий подавал чай. Это передвижение

он мог себе позволить не каждый день.

- Никак нет, еще не приходили.

Лебедянцев нашел ему чтицу, Веру Ивановну Федюкову. Она два дня исполняла и

обязанность сиделки, когда ночью делались с ним припадки и надо было часто

менять компрессы и беспрестанно давать лекарство. Теперь она приходит по утрам

и остается целый день.

Вадим Петрович не сразу согласился на приглашение этой "девы", как он

называл ее про себя; требовал простую сиделку. Лебедянцев долго убеждал его,

говоря, что Вера Ивановна будет вдвойне полезна, что она ходила за больными,

девушка простая и без малейших претензий, да, вдобавок, хорошая чтица на трех

языках.

- По-французски, уж извини, парижского акцента у ней не окажется, - говорил

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки