Электронная библиотека

только то, что этот господин арендует имения в разных уездах губернии, а может,

и в нескольких губерниях, рекомендовался в письмах как человек с капиталом

и просил обратиться за справками к одному генералу и даже к "светлейшему"

князю, у которых арендует имения. Полежаевку, деревню Стягина, он знал хорошо;

это видно было по его письмам.

Сегодня надо его принять.

Стягин позвонил.

Из двери высунулось бритое лицо Левонтия.

Из богадельни он временно перебрался к барину и, несмотря на свои большие

годы, оказался очень полезным. Вадим Петрович не мог выносить глупого голоса

и запаха сапог дворника Капитона. Тот употреблялся только для посылок,

в комнаты его не допускали; но у Левонтия хватало ловкости и расторопности

делать припарки, укутывать ноги больного, укладывать его в постель. Лебедянцев

предлагал сиделку, но больной протестовал:

- Русская сиделка!.. Потная, грязная... Покорно благодарю!.. Лучше нанять

лакея.

Лакея еще не нашлось подходящего. Левонтий справлялся со всем один и был

этим чрезвычайно доволен.

- Проветрить бы воздух, - сказал ему Стягин.

- Форточку, батюшка, опасно открывать. Нешто уксусом немножко продушить...

- Ну, хоть уксусом.

Только Левонтий не вызывал в нем раздражения. С ним он мирился, как

с единственным существом, у которого был "стиль", как он мысленно выражался,

воспитанность старого дворового и нелицемерное добродушие.

Левонтий через четверть часа подал ему на подносе карточку.

Это был арендатор.

- Проси! - сказал Вадим Петрович приободрившись, но когда хотел переменить

положение правой ноги, то чуть не вскрикнул от боли.

Вошел человек, еще молодой, рослый, вроде отставного военного или агента

какой-нибудь заграничной фабрики, рыжеватый, с курчавыми волосами и усами,

торчавшими вверх, очень старательно одетый. В булавке его светлого галстука

блестел брильянт. Свежесть его щек и приятную округлость бритого подбородка

сейчас же заметил Стягин.

- Имею честь представиться! - сказал арендатор, остановившись посередине

комнаты, и по-военному раскланялся, стукнув сдвинутыми каблуками. - Прошу

великодушно извинить - не мог явиться на той неделе, принужден был

скоропостижно отлучиться из города.

Говорил он жестко и отчетливо, но не московским говором.

Стягин пригласил его, ослабевшим голосом, присесть к кушетке и пожаловался

на свою внезапную болезнь, мешающую ему и теперь съездить в усадьбу.

- Да это несущественно, Вадим Петрович, - заметил арендатор. - Я ваше

имение знаю как свои пять пальцев.

- Однако, - возразил Стягин, - мне самому нужно бы освежить...

Он не мог досказать от боли и сделал гримасу.

- Вам нездоровится? - спросил арендатор неискренним тоном.

- Да, вот напасть налетела в этой тошной Москве...

- Припадок подагры?

- Не знаю-с, - ответил Стягин. - И московский хваленый эскулап не сумел еще

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки