Электронная библиотека

Теркин уже громко под ритмический грохот машины.

- "Er stand auf seines Daches Zinnen", - повторил

он, и память подсказала ему дальше:

Und schaute mit ergo:zten Sinnen

Auf das beherrschteSamos hin!

стр.157

И он ярче, чем в отроческие годы, вызвал перед

собой картину эллинской жизни. Такое же победное

солнце... Властитель стоит на плоской крыше с зубцами,

облитой светом, и любуется всеми своими "восхищенными

чувствами" покоренным островом. Самос - его! Самос у

него под ногами... Смиренный

пьедестал его величия и мощи!..

Древнегреческий город с целым островом - и один

из бесчисленных волжских пароходов, которому красная

цена шестьдесят тысяч рублей!

"Василий Иваныч!.. Не хватили ли, батюшка, через

край?" - остановил он себя с молодой усмешкой и тут

только заметил, что все время стоял без шляпы; "Батрак"

уже миновал Сибирскую пристань.

"А кто его знает, каков он был, этот Самос? - думал он

дальше, и струя веселого, чисто волжского

задора разливалась по нем. - Ведь это только у поэтов

выходит все великолепно и блистательно, а на самом-то

деле, на наш аршин, оказывается мизерно. И храмы-то их

знаменитые меньше хорошей часовни. Пожалуй, и Самос -

тот же Кладенец, когда он был стольным городом. И

Поликрат не выше старшины Степана

Малмыжского?"

Село Кладенец, его родина, всплыло перед его

внутренним зрением так отчетливо, как никогда. Имя

Степана Малмыжского вызвало тотчас незабываемую

сцену наказания розгами в волостном правлении.

Еще засветло подойдет он на "Батраке" к Кладенцу...

Что-то будут гуторить теперешние заправилы

схода - такие же, поди, плуты, как Малмыжский, коли

увидят его, "Ваську Теркина", подкидыша, вот на этом

самом месте, перед рулевым колесом, хозяином и

заправилой такой "посудины"?

Чувство пренебрежительного превосходства не

допустило его больше до низких ощущений стародавней

обиды за себя и за своего названого отца... Издали

снимет он шляпу и поклонится его памяти, глядя на

погост около земляного вала, где не удалось лечь

Ивану Прокофьичу. Косточки его, хоть и в другом

месте, радостно встрепенутся. Его Вася, штрафной

школьник, позорно наказанный его "ворогами", идет

по Волге на всех парах...

И тут только его возбужденная мысль обратилась

к той, кто выручил его, на чьи деньги он спустил

"Батрака" на воду. Там, около Москвы, любящая,

стр.158

обаятельная женщина, умница и до гроба верная

помощница, рвется к нему. В Нижний он уговорил ее не

ездить. Теперь ей уже доставили депешу, пущенную

после молебна и завтрака.

В депеше он повторил ее любимую поговорку:

"Муж да жена - одна сатана".

- Верно!.. Одна сатана! - выговорил он всей грудью и

крикнул капитану: - Давайте полный ход!

стр.159

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

I

Электрический свет красной точкой замигал в матовом

шаре над деревянной галереей, против театра

нижегородской ярмарки.

Сумерки еще не пали.

Влево полоса зари хоронила свой крайний конец за

старым собором, правее ее заслоняла мечеть, посылающая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки