Электронная библиотека

"до востребования", на телеграфе, где помещается

и гостиница напротив Софроньевской пристани. Теркин

сегодня же остановится там для ночевки и проживет,

сколько нужно будет для дела. Но его влечет,

собственно, туда, книзу, - за Казань.

Вот если бы разговору его с Борисом Петровичем

не помешали, он, быть может, сам повинился бы ему

в своих "окаянствах".

Тянет его к этой женщине не то что как истого

распутника или хищного зверя, но и не так, чтобы

Борис Петрович его похвалил, при всей своей доброте

и терпимости. В том-то и беда, что не может он всеми

страстями своими править, как хороший кучер тройкой

ретивых лошадей. Расчет у него всегда сидит в голове, но

не всегда берет верх. Положим, и на женщину

он давно смотреть стал как бы по-охотницки, да и

невысокого о ней вообще мнения, - в этом, быть может,

мужик сказался, - ловить себя он не даст, да и

застраховать себя от ее чар не в состоянии. Не одной

красотой смущала его вообще женщина, с ранних лет, еще

когда школьником был, по шестнадцатому году, - а

какою-то потребностью сойтись, в нее заглянуть, вызвать

преклонение перед собою, видеть, как в какой-нибудь

несмышленой или робкой немудрой девочке

вдруг распустится душа, откуда ни возьмутся ум, игра,

смелость, дерзкая отвага. На все она пойдет с любимым

человеком и для него. В такие минуты только

и сознаешь свою мужскую мощь, особливо когда есть

вера и в свой деловой ум, когда ты все шибче и шибче

стр.20

катишься по житейской дороге. Только не плошай,

быть тебе с большим выигрышем.

Во всем этом он способен был повиниться Борису

Петровичу, если бы разговор принял такой оборот.

И спроси его тот: "Почему же вы не хотите послужить

меньшей братии? Зачем стремитесь так к денежной

силе?" - он не стал бы лгать, не начал бы уверять его,

что так он живет до поры до времени, что это только

средство служить народу.

Нет, он любит успех сам по себе, он жить не может

без сознания того, что такие люди, как он, должны

идти в гору и в денежных делах, и в любви.

Теркин поднял опять голову; блондинка все еще

смотрела на него, продолжая переговариваться с

офицером. Он улыбнулся ей глазами и тотчас же отвел их.

Мелкое волокитство он презирал, как все, что слишком

легко дается.

Он заходил взад и вперед по носовой палубе, где

сидели пассажиры второго класса, боролся с своим

желанием заглянуть в капитанскую каюту, поговорить

еще с писателем.

"Кузьмичев уже завалился спать, - успокаивал он

себя, - да и Борис Петрович также".

Раздалось опять заунывное выкрикивание.

- Четыре-е! - протянул матрос.

"Сядем", - подумал Теркин и взглянул на верх рубки.

Там, у звуковой трубы, стоял помощник.

"Посадит он нас, как пить даст, - продолжал он

думать с хозяйским чувством некоторого раздражения, -

мечется, а толку нет".

Пароход действительно вздрогнул и стал. Грузные

колеса побарахтались немного, потом раздалась

команда: "стоп!"

- Сидим! - громко сказал Теркин, но уже более не

волновался и присел у самого носа поглядеть, как

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки