Электронная библиотека

все-таки у них вышло больше шестисот рублей.

- Вот эта? - спросила Серафима и указала свободной

рукой на часовню.

День стоял очень жаркий, небывалый в половине

августа. Свету было столько на площадке перед Иверской,

что пучки восковых свеч внутри часовни еле мерцали из

темноты.

- Эта самая, - ответил Теркин.

Серафима никогда не бывала тут или если и проезжала

мимо, то не останавливалась. Она всего раз

и была в Москве, и то зимой.

Тогда она в "это" не входила. Родители не наказывали ей

ставить свечу, и мать, и отец даже

стр.140

в единоверии "церковным" святыням не усердствовали.

И Теркин сегодня утром, - они стояли на Мясницкой в

номерах, - немало удивился, когда Серафима

сказала ему:

- Прежде всего заедем к Иверской.

Правда, они собрались осмотреть Кремль, Грановитую

палату и дворец, пройтись назад Александровским садом и

завтракать у Тестова, но об Иверской, для

того, чтобы прикладываться к иконе, речи не было.

В Теркине в последние годы совсем заглохли призывы

верующего. Больше пяти лет он не бывал у исповеди. Его

чувство отворачивалось от всего церковного. Духовенства

он не любил и не скрывал этого;

терпеть не мог встретить рясу и поповскую шапку или

шляпу с широкими полями.

Когда, в первый вечер их знакомства, Серафима

дала ему понять, что она ни к православию, ни к расколу

себя не причисляет, это его не покоробило. Напротив!

Сегодня приглашение поклониться Иверской удивило

его, но не раздражило.

"Что ж, - подумал он тотчас же, - дело женское!

Столько передряг пережила, бедная!.. От мужа ушла,

чуть не погибла на пароходе, могла остаться без гроша...

Все добро затонуло. Вот старые-то дрожди и забродили...

Все-таки в благочестивом доме воспитана"...

Ему даже это как будто понравилось под конец.

Натура Серафимы выяснялась перед ним: вся из порыва,

когда говорила ее страсть, но в остальном скорее

рассудочная, без твердых правил, без идеала. В любимой

женщине он хотел бы все это развить. На какой же

почве это установить? На хороших книжках? На

мышлении? Он и сам не чувствует в себе такого грунта. Не

было у него довольно досуга, чтобы путем чтения или

бесед с "умственным" народом выработать себе кодекс

взглядов или верований.

Так он ведь мужчина; у него всегда будет какой ни

на есть "царь в голове", а женщина, почти каждая, вся

из одних порывов и уколов страсти.

На паперти часовни в два ряда выстроились монахини.

Богомольцы всходили на площадку и тут же

клали земные поклоны. Серафима никогда еще

в жизнь свою не подходила к такому месту, известному

стр.141

на всю Россию. Она не любила прикладываться

когда мать брала ее в единоверческую церковь, и вряд

ли сама поставила хоть одну свечу.

Ему не хотелось допытываться, почему она захотела

быть у Иверской. Ведь не из одного же любопытства!..

На паперти она не делала поклонов и даже не

перекрестилась, но проникла в часовню и там опустилась

на колени.

Теркин оставался у паперти.

Молча поднялись они к Никольским воротам под

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки