Электронная библиотека

я их добуду в течение августа".

У него всегда второе душевное движение лучше

первого. И в эту минуту и во скольких случаях жизни

он так вот и ловил себя и поправлял.

- Что ж! - вымолвил он, тряхнув головой. Лгать не

хочу. Усатин теперь и сам так запутался, что

дай Бог от уголовщины уйти.

- Как так?

Он рассказал ей просто, что видел и слышал от

Дубенского и самою Усатина.

- Покачнулся, значит? - спросила она и опустила

голову.

- Этого мало, Сима. Покачнулся не в одних делах... а в

правилах своих. Это уж не прежний Усатин.

Мне прямо посул сделал, чтобы я его прикрыл... дутым

документом.

Он с большим оживлением рассказал и про "подход"

Усатина..

- Разумеется... ты отказался. Нешто ты пойдешь

на это?.. Другие пойдут, а не ты.

Губы ее прикоснулись к его лбу.

И она подумала в ту же минуту:

"Не примет он наших денег. Будет доискиваться, не

украли ли мы их у Калерии?"

Это ее смутило, но она не дала смущению овладеть

собою и снова прижалась к нему.

- Вася!.. Беда не велика... Деньги найдутся.

Он поглядел на нее быстро и отвел глаза.

Ему бы следовало сейчас же спросить: "Откуда же

ты их добудешь?" - но он ушел от такого вопроса.

Отец Серафимы умер десять дней назад. Она третьего

дня убежала от мужа. Про завещание отца, про наследство,

про деньги Калерии он хорошо помнил разговор

у памятника; она пока ничего ему еще не говорила,

или, лучше, он сам как бы умышленно не заводил

о них речи.

То была в нем деликатность. Он так объяснял это.

Но теперь приходилось сделать два-три вопроса, от

которых не следовало бы отвертываться, если поступать по

строгой честности.

- Видишь... - продолжала Серафима тихо, но тревожнее,

чем бы нужно. - После отца осталось... больше,

стр.131

чем мы с мамашей думали... И никакого завещания он не

оставил.

- Не оставил? - переспросил Теркин и вскинул на

нее глаза.

- Ей-же-ей!.. Никакого! - почти вскрикнула она

и схватила его за руку. - Никакого завещания... Он

при мне, еще тогда, как ты уехал к Усатину, велел

подать шкатулку и рассказал...

Она как будто запнулась.

"А деньги Калерии?" - подсказал себе Теркин.

- Однако... выражал свою волю... устно или...

оставил для передачи... твоей двоюродной сестре?..

- Вася! - еще порывистее перебила его Серафима

и положила горячую голову на его левое плечо. Зачем ей

деньги?.. Я уж тебе говорила, какая она...

И опять же отец и к ней обращается.

- Значит, есть завещание?

- Нет, я тебе покажу... просто на пакете написано... И

прямо говорится, чтобы она поделилась и с матерью, и со

мною.

- Однако... капитал оставлен прямо ей... Стало, ее

деньги были в оборотах отца, и он, как честный человек, не

пожелал брать греха на душу.

- Вася! Милый! Зачем так ставить дело?.. Маменька и я

вольны распорядиться этими деньгами,

как нам совесть наша скажет... Мы не ограбим Калерии. Да

она первая, коли на то пошло, даст нам

взаймы.

- Это дело десятое, Сима!

И он почувствовал, что подается.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки