Электронная библиотека

что он для нее.

стр.127

Ее тяготит та сумма, которую она везет с собою

в дорожном мешке.

В лице Серафима ощутила внезапную теплоту, как

только ее мысль перешла на эту "сумму".

Перед ней опять немая сцена. Вот мать ее вынимает

из шкатулки, той самой шкатулки, что отец перед

смертью велел подать к нему на кровать, большой

пакет. На нем написано рукой отца с ошибками

правописания: "Племяннице моей, Калерии, все

находящееся в сем конверте оставляю в полную

собственность.

Сумма сия, в билетах и сериях, а которая и в закладных

листах, достается на ее долю, потому как приумножена на

ее деньги. И прошу я племянницу мою

Калерию: тетку не оставить и дочь мою Серафиму

таким же манером, ежели, паче чаяния, они придут

в денежное расстройство".

Все это крупными буквами было написано на свободной

от печатей стороне пакета, в какие вкладываются деловые

бумаги.

Они обе переглянулись; мать сломала печать и

выговорила шепотом:

- Ну, Господи, благослови!

Помнится, даже перекрестилась своим раскольничьим

крестом, с заносом руки вправо и влево на самый

угол плеча.

Печать была крупная и не сразу подалась. В конверте

оказалась подкладка из толстой марли.

Заперлись они в спальне матери. Сели обе на край

постели, вытряхнули из пакета все ценные бумаги.

Много их выпало разных форматов и цвета: розовый,

зеленый, голубой, желтоватый колер ободков заиграл

у нее в глазах, и тогда первая ее мысль была:

"У Васи будут деньги на пароход, если он и не

раздобудет у того барина".

Купоны нигде почти не были отрезаны, кроме серий.

Стали они считать, считала она, а мать только

тяжело переводила дух и повторяла изредка: "Ну, ну!"

Перечли два раза. Она все записала на бумажку. Вышло,

без купонов, тридцать одна тысяча триста рублей.

Мать отдала их ей все и сказала:

- Симочка!.. Мы перед Калерией немного провинимся,

ежели из этих денег что удержим. Воровать мы

у ней не будем. Зачем ей этакой капитал?.. Она все

равно что Христова невеста... Пущай мы с тобой про

то знаем. Когда нужно, окажем ей пособие.

стр.128

В уме она к словам матери добавила:

"Двадцать тысяч Васе пригодятся. А десять мы

придержим. На что Калерии больше тысячи рублей?..

На глупости какие?.. Стриженым раздавать?.."

От матери она хоронила свое решение - совсем

убежать - до самой последней минуты.

Накануне она сказала ей, уезжая домой:

- Мамаша, ежели мне невмоготу будет выносить

мое постылое житье с Рудичем, вы не подымайте

тревоги. Вам будет известно, где я. Здесь вы жить не

хотите. Вот поедете к родным. Коли там вам придется

по душе, наймете домик и перевезете свое добро.

А разлетится к вам Рудич - вы сумеете его осадить.

В сумке увезла она капитал Калерии, но ничего еще

не говорила об этом Васе. Он тоже молчит про то,

с каким ответом уехал от Усатина. Что-то ей

подсказывало, что ни с чем.

Сегодня она должна довести до того, чтобы он взял

себе двадцать тысяч. Будет он допытываться, чьи это

именно деньги - она скажет; а нет - так и не надо

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки