Электронная библиотека

"Неужли выше этого счастья и не будет?"

Однако женщина владела им как никогда. Это - связь,

больше того, - сообщничество. "Мужняя жена"

бежала с ним. В его жизнь клином вошло что-то такое,

чего прежде не было. Он чуял, что Серафима хоть и не

приберет его к рукам, - она слишком сама уходила

в страсть к нему, - но станет с каждым днем тянуть

его в разные стороны. Нельзя даже предвидеть, куда

именно. И непременно отразится на нем ее существо,

взгляды, пристрастия, увлечения, растяжимость "бабьей

совести", - он именно так выражался, - суетность

во всех видах.

Досадно было ему думать об этом и расхолаживать

себя "подлыми" вопросами, сравнениями.

Взгляд его упал на группу пассажиров, вправо от

того места, где он ходил, и сейчас в голове его, точно

по чьему приказу, выскочил вопрос:

"А нешто не то же самое всякая плотская страсть?"

Спинами к нему сидели на одной из скамеек,

разделявших пополам палубу, женщина и двое мужчин,

стр.123

молодых парней, смахивающих на мелких приказчиков

или лавочников.

На женщину он обратил внимание еще вчера, когда

они пошли от Казани, и догадался, кто она, с кем

и куда едет.

Ей было уже за тридцать. Сразу восточный наряд, -

голову ее покрывал бархатный колпак с каким-то мешком,

откинутым набок, - показывал, что она

татарка. Шелковая короткая безрукавка ловко сидела

на ней. Лицо подрумяненное, с насурмленными бровями,

хитрое и худощавое, могло еще нравиться.

Теркин признал в ней "хозяйку", ездившую с ярмарки

домой, в Казань, за новым "товаром".

И товар этот, в лице двух девушек, одной толстой,

грубого лица и стана, другой - почти ребенка, показывался

изредка на носовой палубе. Они были одеты

в шапки и длинные шелковые рубахи с оборками

и множеством дешевых бус на шее.

Ему и вчера сделалось неприятно, что они с Серафимой

попали на этот пароход. Их первые ночи проходили в

таком соседстве. Надо терпеть до Нижнего.

При хозяйке, не отказывавшейся от заигрывания

с мужчинами, состоял хромой татарин, еще мальчишка,

прислужник и скрипач, обычная подробность татарских

притонов.

Эта досадная случайность грязнила их любовь.

До Теркина долетал смех обоих мужчин и отрывочные

звуки голоса татарки, говорившей довольно

чисто по-русски. Она держала себя с некоторым

достоинством, не хохотала нахально, а только

отшучивалась.

Лакей принес пива. Началось угощенье, но без пьянства.

Поднялся наверх по трапу и татарин скрипач и,

ковыляя, подошел к группе.

"Еще этого не хватало! - с сердцем подумал Теркин. -

Кабацкая музыка будет. И того хуже!"

Уж, конечно, на его "Батраке" ничего подобного не

может случиться. Таких "хозяек" с девицами и

музыкантами он формально запретит принимать капитану

и кассирам на пристанях, хотя бы на других пароходах

товарищества и делалось то же самое.

Не будь необходимости проехать до Нижнего тихонько,

не называя себя, избегая всякого повода выставляться, он

бы и теперь заставил капитана "прибрать

всю эту нечисть" внутрь, приказать татаркам сидеть

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки