Электронная библиотека

гожусь и на что нет... Вы теперича сами хозяйствовать

собираетесь... не оставьте вашими милостями!

стр.121

Этого нарядчика, еще не старого, юркого, прошедшего

хорошую школу, он знал, считал его не без

плутоватости, но если бы ему он понадобился, отчего

же и не взять?

"Чего тут? - поправил он себя. - Ты сначала кредит-то

себе добудь да судохозяином сделайся!"

- Хорошо! - ответил он вслух и пристально поглядел на

сухую жилистую фигуру и морщинистое

лицо Верстакова, ловко и без шума снарядившего его

в дорогу.

- Чаю не угодно? Значит, Арсения Кирилыча не

будить?

- Ни под каким видом. Только письмо ему подать. А

чаю я напьюсь на пароходе.

У крыльца стояла долгуша в одну лошадь. Верстаков

вызвался и проводить его до станции, да Теркин

отклонил это.

"Немножко как будто смахивает на бегство, - подумал

он про себя по пути к пристани. - И от чего

я бегу? От уголовщины или от дела с дурным запахом?"

И на этот вопрос он не ответил.

XXXI

- Позвольте вам сказать... Капитан не приказывает быть

около руля.

С этими словами матрос обратился к Теркину,

стоявшему около левого кожуха на пароходе "Сильвестр".

- Почему так? - спросил он и нахмурился. - Везде

пассажиры первого класса имеют право быть

наверху.

- Вон там не возбраняется.

Матрос указал на верхнюю палубу, обширную, без

холщового навеса. Она составляла крышу американской

рубки, с семейными каютами.

И он прибавил:

- Наше дело подневольное. Капитан гневаются.

Теркин не хотел поднимать истории. Он мог отправиться

к капитану и сказать, кто он. Надо тогда

выставляться, называть свою фамилию, а ему было

это неудобно в ту минуту.

- Ну, ладно, - выговорил он и вернулся на верхнюю

палубу, где посредине шел двойной ряд скамеек,

белых, как и весь пароход.

стр.122

Ему не хотелось выставляться. Он был не один.

С ним ехала Серафима. Дня за три перед тем они

сели на этот пароход ночью. Она ушла от мужа,

как только похоронили ее отца, оставила письмо, муж

играл в клубе, - и взяла с собою один чемодан

и сумку.

Третий день идут они кверху. Пароход "Сильвестр" -

плохой ходок. Завтра утром должны быть

в Нижнем. Завечерело, и ночь надвигалась хмурая, без

звезд, но еще не стемнело совсем.

Во все эти дни Теркин не мог овладеть собою.

Вот и теперь, ходя по верхней палубе, он и возбужден, и

подавлен. Ему жутко за Серафиму, не хочется ни

подо что подводить ее. Нарочно он выбрал такой

пароход: на нем все мелкие купцы, да простой народ,

татары. Пассажиров первого класса почти нет. Занял

он две каюты, одна против другой. Серафима хотела

поместиться в одной, с двумя койками; он не согласился.

Он просил ее днем показываться на палубе с опаской. Она

находила такую осторожность "трусостью" и повторяла,

что желает даже "скандала", - это только

поскорее развяжет ее навсегда.

Уже на второй день поутру начало уходить от

Теркина то блаженное состояние, когда в груди тает

радостное чувство; он даже спросил себя раз:

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки