Электронная библиотека

Право, я лучше в садик выйду.

Теркин взялся за ручку двери, и только что он

отворил ее - столкнулся на пороге с Усатиным.

- А вы куда? - звонко спросил тот, входя в контору и

сняв шляпу.

Череп его совсем полысел, и только кругом в уровень

ушей шла полоса русых, плотно остриженных

волос с легкой проседью.

Депеш он еще не читал и держал их в другой

руке.

- До вас у Петра Иваныча неотложное дело...

Я на воздухе побуду.

- Да разве так приспичило, Дубенский?

- Вы депеши еще не прочли? - спросил техник

с ударением.

- Сейчас, сейчас...

Теркину захотелось остаться посмотреть, изменится ли

Усатин в лице, когда прочтет депешу.

Первую, уже распечатанную, пришедшую на имя

Дубенского, Усатин раскрыл и пробежал.

- А! вот что! - глухо вырвалось у него. - Предполагаю,

какого содержания остальные две... Господа... Едем. Я

вскрою эти депеши у себя в кабинете.

- Быть может, - начал Дубенский, - вам отсюда

придется ехать на станцию.

- Нет, друг мой... я и без того измучился. Если

нужно, я поеду завтра... да и то... Я знаю тех... московских.

Сейчас голову потеряют.

Глаза его перебегали от Дубенского к Теркину...

Лысина была влажная. Нос, несколько вздернутый

и тонкий - на таком широком и пухлом лице, - сохранял

свое прежнее характерное выражение.

- Едемте, господа... И первым делом выкупаемся.

Еще раз пробежал он депешу и наморщил лоб.

Но двух остальных он так и не вскрыл.

"Малодушие закралось, - подумал Теркин, - чует

что-нибудь очень невкусное..."

Но вера в этого человека еще не дрогнула в нем.

И желание отвести ему беду зашевелилось в его

душе.

стр.114

XXIX

В гостиной, с дверью, отворенной на обширную

террасу, было свежее, чем на воздухе. Спущенные шторы

не пропускали яркого света, а вся терраса стояла

под парусинным навесом.

Теркин оглядывал комнату - большую, неуютную,

немножко заброшенную. Мебель покрывали чехлы.

Хозяйского глаза не чувствовалось. Правда, семейство

Усатина за границей. Но все-таки было что-то в этой

гостиной, точно предвещавшее крах.

Усатин, когда они приехали, провел Дубенского

в кабинет. Голоса их не доносились в гостиную, да

Теркин и не думал прислушиваться... Объяснение

затянулось. Он закурил уже третью папиросу.

Дверь из кабинета выходила тоже на террасу, за

углом.

Заслышался наконец гул разговора. По террасе

шли Усатин и Дубенский. Они остановились в глубине

ее, против того кресла, где сидел Теркин.

Теркин ерошил волосы и двигался боком, заслоненный

обширным туловищем Усатина. И на лице Арсения

Кирилыча Теркин тотчас же распознал признаки

волнения. Щеки нервно краснели, в губах и ноздрях

пробегали струйки нервности, только глаза блестели

по-прежнему.

- Как знаете! Я вас не желаю насильно удерживать, -

дошли до слуха Теркина слова Арсения Кирилыча, - но

не следовало, милый мой, так рано труса праздновать!..

Он обернулся в сторону открытой настежь двери

и увидал Теркина.

- Значит, вы сейчас обратно? - резче спросил он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки