Электронная библиотека

на рубашку; борода точно повылезла, такая же

русая, как и прежде, без заметной на расстоянии седины;

только острые темно-серые глазки прорезали жир

щек и точечками искрились из-под крутых бровных

орбит, совсем почти без бровей. Рот сохранял свою

свежесть и сочность, с маленькими зубами. На все

лицо ложилась тень от соломенной шляпы с вуалем на

английский манер.

"Важно катит! - подумал Теркин, засмотревшись

охотницки на тройку, и почувствовал приятное, чисто

русское ощущение лихости и молодечества. - Важно!..

Кабы на таких же полных рысях и во всем прочем!"

И ему захотелось верить, что такой человек, как

Арсений Кирилыч, не свихнется; что все эти газетные

слухи просто "враки", и только такой "головастик",

как Дубенский, может мучиться из-за подобных пустяков.

За несколько шагов до крыльца храп лошадей

заслышался явственно, и пыль, вздымаясь высокими

клубами, совсем закрыла фигуру Усатина, когда он

подъезжал к конторе.

Оба они, и Теркин, и Дубенский, вышли на

крыльцо.

Усатин грузно вылезал, опираясь на руку одного из

служащих. Первого увидал он Теркина.

стр.112

- А!.. Василий Иваныч!.. Вы как?...

Оклик, сделанный молодым, немного шепелявым

голосом, показал Теркину, что Усатин забыл про их

разговор в Москве и про то письмо, которое он писал

ему на днях, извещая о своем приезде... Быть может,

не получил его...

Они поздоровались.

- Мы вот с господином Дубенским рассудили

перехватить вас, Арсений Кирилыч, по дороге

в усадьбу. Пожалуй, отсюда прямо на чугунку укатите...

Вас ждут депеши. С моим личным делом

я повременю... А письма моего вы разве не получили?

- Какого письма?

- Из Ярославля я вам писал на той неделе?..

- Нет... Вы куда же адресовали?

- Да сюда, в усадьбу.

- Я больше недели мыкаюсь...

И, видя, что Дубенский с нервным лицом переминается с

ноги на ногу, Усатин быстро повернулся в его

сторону и не договорил.

- Петр Иваныч?.. У вас, стало, что-нибудь экстренное?

- Три депеши, Арсений Кирилыч. Одна была на

мое имя. Вот они.

Дубенский вынул из кармана три телеграммы

и с дрожью в пальцах подал их.

- Из Москвы? - спросил Усатин.

Теркину показалось, что голос его дрогнул.

И, не раскрывая телеграмм, он обратился, все еще

у крыльца, к служащим:

- Вам тоже к спеху?

- Как же, Арсений Кирилыч... - отвечал за всех

стоявший впереди худой высокий малый, с длинной

желтой бородой. - Насчет теперь...

Белой пухлой рукой Усатин сделал движение.

- Хорошо!.. Господа, я сейчас к вам... Только отпущу

их... Пожалуйте в комнаты.

Теркин и Дубенский вернулись в контору, где Дубенский

опять начал ходить взад и вперед.

- Послушайте... Петр Иваныч, - окликнул его Теркин,

стоя у двери.

- Что вам? - рассеянно отозвался Дубенский.

- Коли вам надо сейчас же объясниться с Арсением

Кирилычем, я могу и в садик пойти.

стр.113

- Нет... Зачем же... Вероятно, он сейчас поедет

в усадьбу...

- Да ведь я вижу, Петр Иваныч... вы сам не свой...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки