Электронная библиотека

не высыхала: к молодежи льнул, ход давал тем, кто, как

Теркин, с волчьим паспортом выгнан был откуда-

нибудь, платил за бедных учащихся, поддерживал в двух

земствах все, что делалось толкового на пользу трудового

люда.

Усатин приласкал Теркина, приставил к ответственному

делу, а когда представилась служба крупнее и доходнее,

опять по железнодорожной части, он сам ему

все схлопотал и, отпуская, наставил:

- Смотрите, Теркин! Под вашей командой перебывает

тысяча рабочих. Не давайте, насколько можете,

эксплуатировать их, гноить под дождем, в шалашах,

кормить вонючей солониной и ржавой судачиной да

жидовски обсчитывать!

Тогда Теркину даже не очень нравилось, что Усатин так

носится с мужиками, с рабочими, часто

прощает там, где следовало строго взыскать. Но

его уважение к Арсению Кирилычу все-таки росло

с годами - и к его высокой честности, и к "башке" его,

полной всяких замыслов, один другого удачнее.

Правда, начали до него доходить слухи, что Усатин

"зарывается"... Кое-кто называл его и "прожектером",

предсказывали "крах" и даже про его

акционерное общество стали поговаривать как-то

странно. Не дальше, как на днях, в Нижнем на ярмарке, у

Никиты Егорова в трактире, привелось

ему прислушаться к одному разговору за соседним

столом...

Может быть, Усатин и зарвался. Только скорее он

в трубу вылетит, чем изменит своим правилам. Слишком

он для этого горд... Такие люди не гнутся, а ломаются,

даром что Арсений Кирилыч на вид мягкий

и покладистый.

стр.106

XXVII

Подходя к конторе, Дубенский обернулся и, защищаясь

ладонью от палящего солнца, спросил:

- Не хотите ли в садике посидеть? Там и тень есть.

- И весьма... Может, ждать Арсения Кирилыча

долгонько придется, - возбужденно отозвался Теркин.

Они уже были у забора.

- К полудню должен быть.

Техник отворил дверку в палисадник и впустил

первого Теркина. Контора - бревенчатый новый флигель с

зеленой крышей - задним фасом выходила в палисадник.

Против крылечка стояла купа тополей. По

обеим сторонам лесенки пустили раскидистую зелень

кусты сирени и бузины.

- Да вот на лесенке посидим, - сказал Теркин. Тут всего

прохладнее. Здоровая же нынче жара! Как

думаете, градусов чуть не тридцать на припеке?

- Около того... Не угодно ли?

Техник протянул ему свою папиросницу.

- Много благодарен... Как вас по имени-отчеству?

- Петр Иванов...

С лица Дубенского не сходило выражение

ущемленности. Теркину еще больше захотелось вызвать

его на искренний разговор; да, кажется, это и не трудно

было.

- В Москву депешей, что ли, требуют Арсения

Кирилыча? - спросил он умышленно небрежным тоном

и выпустил дым папиросы вбок, не глядя на

Дубенского, севшего ниже его одной ступенькой.

- Три телеграммы пришли... Одна даже на мое

имя... Поэтому я и знаю... Первые две получены с

нарочным вчера еще.

- Да ведь Арсений Кирилыч в городе?..

- От нас станция ближе... Оттуда прямо посылают...

- Значит, приспичило?

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки