Электронная библиотека

обстоятельства Усатина давно известны. - Ведь Арсений

Кирилыч хотел, помнится мне, соседнюю лесную

дачу заполучить и еще корпус вывести для разных

специальных производств?

- Нет, дача не куплена... и все по-старому... даже

посокращено дело...

Техник тыкал папиросой в пепельницу, говоря это.

- Что ж? Охладел патрон или сбыт не тот против

прежнего?

- Разные причины... понимаете... в другую сторону были

направлены главные интересы. Арсений

Кирилыч - человек, как вам известно, увлекающийся.

стр.104

Еще бы!

Да и конкуренция усилилась. Прежде в этом

районе едва ли не один всего завод был, а нынче...

расплодились. И подвоз... по новым чугункам...

- Так, так!

Слушая техника, Теркин из-за самовара вглядывался в

него.

"Ведь тебя, паря, - по-мужицки думал он, - что-нибудь

мозжит... также нетерпящее... в чем твоя подоплека

замешана... И тебе предстоит крупный разговор

с патроном..."

Ему стало его вдруг жаль, точно он его давно

знает, хотя он мог бы быть недоволен и помехой

лишнего человека, и тем, что этот "делектур" расстроен.

Конечно, дело, по которому он приехал, денежное

и неприятное.

Стало быть, есть разные заминки в оборотах Арсения

Кирилыча... Почему же он сам-то так верит, что

у него легко перехватит крупноватый куш? Ведь не

наобум же он действовал?.. Не малый младенец. Не

свистун какой-нибудь!

Не дальше как по весне он виделся с Усатиным

в Москве, в "Славянском Базаре", говорил ему о своем

"Батраке", намекал весьма прозрачно на то, что в конце

лета обратится к нему.

И тот ему ответил, похлопав по плечу:

- Весьма рад буду, Теркин, поддержать вас... Напомните

мне месяца за два... письмом.

Он и напомнил. Правда, ответа не получил, но

это его тогда не смутило. А весной, когда они встретились

в Москве, Усатин "оборудовал" новое акционерное дело

по нефтяной части и говорил о нем

с захлебыванием, приводил цифры, без хвастовства

упоминал о дивиденде в двадцать три процента, шутя

предлагал ему несколько акций "на разживу", и Теркин

ему, так же шутя, сказал на прощанье:

- Мне теперь, Арсений Кирилыч, всякий грош

дорог. Дайте срок, ежели Волга-матушка не подкузьмит на

первых же рейсах - и поделитесь тогда малой

толикой ваших акций.

Что говорить, человек он "рисковый", всегда

разбрасывался, новую идею выдумает и кинется вперед на

всех парах, но сметки он и знаний - огромных, кредитом

пользовался по всей Волге громадным; самые

стр.105

прожженные кулаки верили ему на слово. "Усатин себя

заложит, да отдаст в срок": такая прибаутка сложилась про

него давным-давно.

К тому же Арсений Кирилыч сам когда-то пострадал,

посидел малую толику за свое "направление". Он не в

дельцы себя готовил, а по ученой части; ходил в народ,

хотел всю свою душу на него положить и в скором

времени попался. Это его на другую дорогу повернуло.

Через пять-десять лет он уже гремел по Волге, ворочал

оборотами в сотни тысяч. А все в нем старая-то закваска

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки