Электронная библиотека

выкинул монокль из орбиты глаза и быстро присел

на кушетку, так быстро, что она должна была подвинуться.

- Серафима, ты понимаешь... теперь для меня,

в такую минуту... на днях должна прийти бумага о моем

назначении...

- И вы еще больше спустили?

Сквозь свои пушистые ресницы, с веками, немного

покрасневшими от сна, она продолжала разглядывать

мужа. Неужели эта дрянь могла командовать

ею и она по доброй воле подчинилась его фанаберии и

допустила себя обобрать до нитки?.. Ей это

казалось просто невозможным. И вся-то его фигура и

актерское одутлое лицо так мизерны, смешны.

Просто взять его за плечи и вытолкнуть на улицу -

б/ольшего он не заслуживал. Никаких уколов совести не

чувствовала она перед ним, даже не вспомнила ни на одно

мгновение, что она - неверная жена, что этот человек

вправе требовать от нее супружеской верности.

Он провел белой барской ладонью по своей лысеющей

голове и почесал затылок.

стр.101

- Словом... мой друг... это экстраординарный

проигрыш. Я мог бы, как... представитель, ты понимаешь...

судебной власти... арестовать этого негодяя. Но

нужны доказательства...

- Не дурно было бы! - перебила она. - Сам же

играл до петухов у шулера и сам же арестовать его

явился... Ха-ха!

Такого смеха жены Рудич еще никогда не слыхивал.

- Ты пойми, - он взял ее за руки и примостился

к ней ближе, - ты должна войти в мое положение...

- Да сколько спустили-то?

- Сколько, сколько!..

- Тысячу или больше?

- Тысячу!.. Как бы не так! Подымай выше!..

Он сам соскочил с своего обычного тона.

- Ну, и что ж?

Этот возглас Серафимы заставил его взять ее за

талию, прилечь головой к ее плечу и прошептать:

- Спаси меня!.. Серафима! Спаси меня!.. Попроси

у твоего отца. Подействуй на мать. Ты это сделаешь.

Ты это сделаешь!..

Его губы потянулись к ней.

- Никогда!.. - выговорила резко и твердо Серафима и

оттолкнула его обеими руками.

- Ты с ума сошла!

Он чуть было не упал.

- Отправляйтесь спать!

И когда он опять протянул к ней обе руки со

слащавой гримасой брезгливого рта, она отдалила его

коленями и одним движением поднялась.

У дверей столовой она обернулась, стала во весь

рост и властно прокричала:

- Не смейте ко мне показываться в спальню!

Слышите!.. Ни спасать вас, ни жить с вами не желаю! И

стращать меня не извольте. Хоть сейчас

пулю в лоб... на здоровье! Но ко мне ни ногой! Слышите!

Она пробежала через столовую в спальню, захлопнула

дверь и звонко повернула ключ.

И когда она от стремительности почти упала

на край своей кровати, то ей показалось, что она

дала окрик прислуге или какому-нибудь провинившемуся

мальчишке, которого запрут в темную и высекут...

стр.102

XXVI

Теркин шел по тропе мимо земляных подвалов, где

хранился керосин, к конторе, стоявшей подальше, у самой

"балки", на спуске к берегу.

Солнце пекло.

Он был весь одет в парусину; впереди его шагал

молодой сухощавый брюнет в светлой ластиковой блузе,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки