Электронная библиотека

Он подошел к ним.

- Заговорились? А вы, Василий Иванович, не откушаете?

- Я только что пил.

- Пожалуйте, Борис Петрович! Мне, грешным делом,

соснуть маленько хочется. В Нижнем-то надо на

ногах быть до поздней ночи. Вы ведь до Нижнего?

- Да, голубчик, там погощу денька два-три у одного

приятеля и в Москву по чугунке.

стр.15

- Так пожалуйте!

- Сейчас, Андрей Фомич, - отозвался Теркин. - Эк,

приспичило. В кои-то веки привелось мне встретить

Бориса Петровича, и разговор у нас такой зашел,

а вы с вашим чаем!..

- Сию минутку, - просительно выговорил писатель. -

Налейте мне стаканчик. Я люблю холодный.

И лимону кусочек.

- Ладно, ладно.

Капитан скрылся за рубкой. Они немного помолчали, и

Теркин заговорил первый.

- Хороший парень Андрей-то Фомич! Жаль, что

на таком дрянном суденышке ходит, как этот "Бирюч". И

глянь-ка, сколько товару наворотил. Хорошая

искра попади вон в те тюки - из нас одно жаркое

будет.

- Что вы? - тревожнее спросил Борис Петрович.

- Обязательно! Немножко с ленцой, Кузьмичев-то, а

толковый. Ежели я, со своим пароходом,

в их товарищество поступлю, он может ко мне угодить.

Мы его тогда маленько подтянем, - прибавил Теркин и

подмигнул. - Вам его история известна?

- Как же!

- Где-то я читал, что московский старец, Михаил

Петрович Погодин, любил говорить и писать: "так,

мол, русская печь печет". Студент медицины... потом

угодил как-то в не столь отдаленные места, затем

сделался аптекарским гез/елем. А потом глядь - и капитан,

по Волге бегает!

Он подметил взгляд писателя, когда произносил

имя Погодина и делал цитату из его изречений. В этом

взгляде был вопрос: какого, в сущности, образования

мог быть его собеседник.

- Вот ведь и ваш покорный слуга - на линии теперь

судохозяина, а чем не перебывал? И к чему готовился?

Попал в словесники, классическую муштру проходил.

- Вы-то?

- А то как же! Приемный-то отец мой от своих

скудных достатков в гимназии меня держал. Ну, урочишки

были. И всю греческую и латинскую премудрость прошел

я до шестого класса, откуда и был выключен...

- Исключили? За что?

стр.16

- Долго рассказывать. А для вас, как для изобразителя

правды... занятно было бы. Да Андрей Фомич, поди,

совсем истерзался?..

- Вы бы пошли с нами посидеть.

- Каютишка-то у него всего на полтора человека.

А я - мужик крупный. Я подожду здесь, на прохладе.

И без того безмерно доволен, Борис Петрович, что

привелось с вами покалякать.

Из-за рубки показалась опять дюжая фигура капитана.

- Пожалуйте! Борис Петрович!

- Иду, иду!

Писатель заторопился, но успел подать Теркину

руку и еще раз пригласил его.

- Нет, уж вы там вдвоем благодушествуйте. Места нет,

да я и плохой чаепийца, даром что нас водохлебами зовут.

Его тянуло за Борисом Петровичем, но он счел

бестактным нарушать их беседу вдвоем. Ни за что не

хотел бы он показаться навязчивым. В нем всегда

говорило горделивое чувство. Этого пистоля он сердечно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки