Электронная библиотека

связь вряд ли кто знает. Может быть, догадывается

одна приятельница... Сочтут за тайную нигилистку.

Нарочно, мол, влюбила в себя судебного чиновника,

выведала от него какие-нибудь тайны и убежала за

границу. Про то, как она живет с ним, конечно, говорят в

городе, знают, что он игрок, но думают, должно

стр.93

быть, что она до сих пор влюблена в него; жалеют,

пожалуй, или называют "дурой". Она в последнюю

зиму мало выезжала, была всего на двух-трех вечерах

в клубе, ухаживателей не поощряла, по целым неделям

сидела одна. Да и какая охота приглашать кого-нибудь?

Север Львович начнет каждый раз умничать,

гримасы строить, колкости говорить, показывать, какой он

джентльмен и какая она "мужичка" и "моветонка". В

первый год она еще терпела, а с тех пор, как

встретила Теркина, не желала выносить этих "фасонов".

И с той самой поры она считает себя гораздо

честнее. Нужды нет, что она вела больше года тайные

сношения с чужим мужчиной, а теперь отдалась ему, все-

таки она честнее. У нее есть для кого жить. Всю

свою душу отдала она Васе, верит в него, готова пойти

на что угодно, только бы он шел в гору. Эта любовь

заменяла ей все... Ни колебаний, ни страха, ни вопросов,

ни сомнений!..

И вдруг она запела вполголоса на самом крутом

подъеме дамбы:

О, люби меня без размышлений,

Без тоски, без думы роковой!

Давно она выучила этот романс, на слова Майкова,

еще в гимназии. Сейчас же заметалась перед ней вся

обстановка того ужина с цыганами, где она впервые

увидала Васю.

Ее родной город, в ту минуту пустой и дремотный,

приучил ее с детства к разговорам о чувствах и любовных

историях... В нем, в его летних гуляньях,

в жизни большой реки, в военных стоянках, в пикниках

зимой, в оперетке, - было что-то тайно-гулливое.

В здешних женщинах рано сказывается характер,

независимость речи и замашек. Как она сама грубила

всем, лет с двенадцати!.. Сколько было у нее маленьких

романов с гимназистами!.. Каких "делов"

наслышалась она в тот же возраст, вроде убийства

одного известного кутилы офицером в притоне...

И она знала - где именно.

Вот она какая была "гадкая девчонка", хоть и не

хуже других.

А теперь она вся трепетала и рвалась к тому, кто

взял ее на жизнь и смерть. И выходило, что она теперь

как будто честнее!

стр.94

XXIV

Долго пришлось Серафиме ждать возвращения мужа из

клуба. Захар поехал за ним к двенадцати.

Целый час просидела она за пианино. На нее нашла

неудержимая потребность петь.

Но сначала она разделась, поспешно побросала все

на пол и на свою кровать. Горничная с маслистым

лицом бродила как сонная муха.

Она дала на нее окрик:

- Положи капот и ступай!.. Ты мне надоела, Феня!

Спальня была угловая комната в четыре окна. Два

из них выходили на палисадник. Дом - деревянный,

новый, с крылечком - стоял на спуске в котловину,

с тихой улицей по дороге к кладбищу.

Большая тишина обволакивала его ночью. Изредка

трещотка ночного сторожа засвербит справа, и звук

надоедливо простоит в воздухе с минуту, и потом

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки