Электронная библиотека

людях она еще сдерживает себя, а чуть осталась одна - все

в ней затрепещет, в голове - пожар, безумные

слова толпятся на губах, хочется целовать мантилью,

шляпку, в которой она была там, наверху, у памятника.

И вот сейчас, когда она остановилась в трех шагах

от двери в помещение родителей, ее точно что дернуло, и

краска вспыхнула на матово-розовых щеках,

глаза отуманились.

Она любила и немножко боялась матери, хотя та

всегда ее прикрывала перед отцом во всем, за что была

бы буря. Если бы не мать, она до сей поры изнывала

бы под отцовским надзором вот в этом бревенчатом

доме, в опрятных низковатых комнатах, безмолвных

и для нее до нестерпимости тоскливых.

Но мать - не слабая, рыхлая наседка. В ней не

меньше характера, чем в отце, только она умнее и

податливее на всякую мысль, чувство, шутку, проблеск

жизни. Ей бы не в мещанках родиться, а в самом

тонком барстве. И от нее ничего не укроешь. Посмотрит

тебе в глаза - и все поймет. Вот этого-то взгляда

и пугалась теперь Серафима.

Как она жила до сих пор, мать знала, по крайней

мере знала то, как она живет с мужем, "каков он есть

человек", видела, что сердце дочери не нашло в таком

муже ничего, кроме сухости, чванства, бездушных повадок

картежника.

стр.84

Про их встречи с Теркиным она как будто догадывалась.

Серафима рассказала ей про их первую встречу

в саду, не все, конечно. С тех пор она нет-нет да и

почувствует на себе взгляд матери, взгляд этих небольших

серых впалых и проницательных глаз, и сейчас должна

взять себя в руки, чтобы не проговориться

о переписке, о тайных свиданиях.

Но все это было только начало. А теперь? Как она

взглянет прямо в лицо матери?.. Ведь у нее любовник...

"Любовник!" - произнесла Серафима про себя

и стала холодеть. Вдруг как она не выдержит?.. Нет,

теперь, до смерти отца - ни под каким видом!..

Ее нервно вздрагивающая рука в длинной перчатке

взялась за скобку.

Дверь была одностворчатая, обитая зеленой, местами

облупившейся, клеенкой.

Она оказалась запертой изнутри. Это удивило Серафиму.

Она заглянула в окно передней, выходившее на

галерейку. В передней никого не было.

Родители ее держали прежде, кроме стряпухи, дворника,

кучера, еще работницу и чистую горничную.

Теперь у них только две женщины. Лошадей они давно

перевели.

Она постучала в окно раз-другой.

Отперли ей не сразу.

- Ах! барышня!

Так Аксинья, пожилая женщина в головке и кацавейке,

до сих пор зовет ее.

- Что это?.. Почему вы заперлись? - торопливо

и вполголоса спросила Серафима.

- Извините, барышня, - Аксинья говорила так же

тихо, - боялась я... Потому ночь целую не спамши...

Ефим Галактионыч мучились шибко. Я и прикурнула.

- А теперь как папенька?

- К вечерням им полегче стало, забылись... Доктор два

раза был.

- Мамаша почивает?

- Уж не могу вам сказать... Сама-то я спала...

Вряд ли почивают. Они завсегда на ногах.

- Если мамаша отдыхает, не буди ее... Я посижу

в гостиной... Пойди, узнай.

Она нарочно услала Аксинью в дальнюю комнату,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки