Электронная библиотека

Мост старый, с пошатнувшимися перилами, довольно

широкий, приходился наискосок от темного

стр.82

деревянного здания, по ту сторону речки, влево от

плотины, где она была запружена.

Фасад с галерейками закрывал от взгляда тех, кто

шел или ехал по мосту, бок мельницы, где действовал

водяной привод. Справа, из-за угла здания, виднелись

сажени березовых дров, старое кулье, вороха рогож,

разная хозяйственная рухлядь.

С реки шел розовый отблеск заката. Позади высил ся

город, мягко освещенный, с полосами и большими

пятнами зелени по извилинам оврагов. Белые и красные

каменные церкви ярко выделялись в воздухе,

и кресты горели искрами.

Серафима посмотрела вправо, где за рекой на

набережной, в полверсте от города, высилась кирпичная

глыба с двумя дымовыми трубами.

Это была паровая мельница, построенная лет пять

назад. Она отняла у отца ее две трети "давальцев". На

ней мололи тот хлеб, что хранился в длинном ряде

побурелых амбаров, шедших вдоль берега реки, только

ниже, у самой воды. Сваи, обнаженные после половодья,

смотрели, частоколом, и поверх его эти бурые

ящики, все одной и той же формы, точно висели в воздухе.

От той вальцовки и покачнулись дела Ефима

Галактионыча. Вряд ли после него останется что-нибудь,

кроме дома с мельницей да кое-каких деньжонок.

Дочь его и не хотела бы думать об этом, да не

может. Ей довольно противно сторожить смерть

отца. Она не считает себя ни злой, ни бездушной.

Но отец так мучится, что для него кончина - избавление.

С той минуты, как она вернулась ночью домой от

Теркина, в нее еще глубже проникло влечение к деньгам

Калерии - "казанской сироты", напустившей на

себя святость. Ведь той ничего не нужно, кроме своей

святости... Зачем "сестре милосердия" капитал?

Когда пролетка, привскочив легонько на последнем

бревне моста, въехала на противоположный берег речки,

Серафима задала себе именно этот вопрос.

По разрыхленной песчаной дороге, - мостовой тут

не было, - они подъехали к крылечку, приходившемуся

под наружной галерейкой, без навеса.

С него неширокая лестница вела сначала на галерейку,

потом с площадки в чистые комнаты хозяев,

занимавших весь перед ветхого здания.

стр.83

На крыльце Серафима поправила вуалетку и сказала

кучеру:

- Захар, ты приезжай за мною, когда всенощная

отойдет... Или, лучше, когда барина в клуб свезешь.

- Слушаю-с, Серафима Ефимовна.

Сережка в ухе кучера ярко блеснула при повороте

пролетки.

Молодая женщина легко взбежала на площадку, но

там остановилась и как бы прислушивалась.

Беззвучно и жарко было на этой площадке, где

пахло теплыми старыми бревнами наружной стены.

Только подальше за дощатой дверью, приходившейся

посредине галерейки, жужжал шмель.

Она знала, что мать не спит. Если и приляжет, то

гораздо раньше, часу во втором, а теперь уже восьмой.

Мать не видала она больше суток. В эти сорок

часов и решилась судьба ее. Ей уже не уйти от своей

страсти... "Вася" взял ее всю. Только при муже или на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки