Электронная библиотека

в обе стороны.

- Наверно, чай пьет.

- Не хотите ли спуститься в общую каюту? Мне

занятно было бы при вас, Василий Иваныч, посшибить

с него форсу... Пройтись в комическом роде...

- Пойдемте!

В громком возгласе Теркина вырвался наплыв еще

не заснувшего чувства. Он не мог отказать себе в

удовольствии устроить встречу Перновского с своим

бывшим питомцем.

Может быть, в другое время и не на пароходе,

а где-нибудь в театре, в вагоне, у знакомых, он бы

и оставил в покое "аспида". Но к давней обиде,

разбереженной встречей с ним, прибавилась еще и досада

на то, что фигура в камлотовой шинели вышибла его

из сладко-мечтательного настроения.

Спускался он в каюту, и по всему телу у него пошли

особого рода мурашки - мурашки задора, приготовления

к чему-то такому, где он отведет душу, испробует свой

нрав! Он знал, что в нем есть доля злобности,

и не стыдился ее.

В каюте стоял двойственный полусвет. Круглые

оконца пропускали его с одной стороны, другая была

теневая, от высоких холмов. Пароход шел близко к берегу.

Направо и налево тянулись узкие обеденные столы.

За левым сидели два купца и офицер и пили пиво. На

стр.73

дальнем углу правого стола действительно пил чаи

пассажир с крестом на шее.

Шинель он положил на табурет и снял картуз.

Голова оказалась лысая; передние волосы он слева

направо примазывал к лысине на старинный фасон,

с низким пробором над левым ухом.

Теркин и капитан вошли, остановились и обменялись

взглядами.

- Экземпляр! - шепотом сказал капитан и крикнул

в дверку буфета: - Илья!.. Снаряди-ка нам чаю порцию. Со

сливками, и сухарей, коли есть, а то так булку.

- Слушаю-с, Андрей Фомич, - откликнулся лакей

из буфета.

- Туда пройти? - спросил полушепотом капитан

и показал рукой на тот угол, где разместился Перновский.

Теркин протеснился между столами и диванами

и сел в аршин расстояния от Перновского: капитан -

против него, у одной из колонок, поддерживающих

потолок каюты.

Оба они обнажили головы. Без шляпы Теркин сейчас же

делался моложе года на два, на три. У капитана

маковка редела.

Кажется, Перновскому не очень понравилось, что

они сели близко от него. Он посмотрел на них вкось,

оттянул нижнюю губу к одному углу и прошелся

фуляровым платком по вспотевшей лысине.

Пил он чай основательно, уже больше получаса;

спрашивал и второй чайник горячей воды. Из

собственной фляжки он подливал что-то темное в стакан,

должно быть, ром.

На его сухом, но плечистом туловище подержанный

дорожный сюртук сидел мешковато. Грудь прикрывала не

первой чистоты рубашка, и крест спускался

ниже, чем его обыкновенно носят.

Лакей подал чай, заказанный Кузьмичевым.

- Прикажете мне заварить, Василий Иваныч? - громко

спросил капитан.

- Пожалуйста.

Ответ Теркина заставил Перновского обернуть голову в

его сторону и оглядеть статного, красивого

пассажира. На капитана он не желал смотреть: злился

на него второй день после столкновения между Василем и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки