Электронная библиотека

дыхание; слезы потекли у него из глаз под самый конец.

Не успел он одеться - уже с развязанными руками - в

горницу вбежал отец его.

- Злодеи! Душегубы!..

Негодующие крики Ивана Прокофьева слышны

ему до сих пор. И внешность отца осталась в его

сердце, какою она была в ту минуту: широкое серое

пальто, черный галстук, под самый подбородок, пуховая

смятая шляпа, огромный рост, возбужденное неправильное

лицо, выпуклый лоб с пробором низких

волос, нос луковкой, огромные глаза, борода полуседая

двумя мочалками.

Дело чуть не дошло до рукопашной. Отца скрутили

тут же и повели в темную. И его опять посадили:

в общем гвалте он замахнулся на одного из судей,

когда тот так и лез на Ивана Прокофьева и взял было

его за шиворот.

Их каждого особо продержали еще суток двое.

Сидя опять в темной, он ревел от злости и негодования,

впадал в припадки настоящей ярости. Ничем

уже нельзя было смыть позорного клейма.

Его "отодрали" розгами, как последнего пропойцу

или воришку. Тогда ему не пришло ни разу в голову,

что в той же горнице секли без счету самых тихих

и безобидных мужиков только за то, что они вовремя

не уплатили мирских поборов. Он на всю свою жизнь

получил отвращение к этому "миру". Все, что он в

журналах и газетах читал сочувственного крестьянской

самоуправе, вылетело разом и перешло в страстное

стремление - уйти из податного сословия во что бы то

ни стало, правдой или неправдой; оградить себя службой

или деньгами от нового позора.

Вместе с отцом отвели их домой. Старуха Домна

Архиповна повисла ему на шею и лишилась чувств.

Она и всегда была хилая и в молодости считалась

"кликушей".

стр.70

Первым словом отца было:

- Ну, Вася! Не могу я тебя похвалить за то, что ты

больше года личину на себе носил, - это, брат, хуже

всего остального. Ведь вороги-то мои хотели донять

меня тем, что над тобой Шемякин суд справили!

Пришлось бы им совсем плохо, если б не вступился

за них новый член по крестьянскому присутствию.

Отца на время оставили в покое, а его отпустили на

сторону.

Задержи его тогда мир, не выдай ему паспорта - он

бы бежал.

Через год достал он на дальней железной дороге

место и быстро пошел в гору. Один из подрядчиков

взял его к себе в подручные с процентом сверх жалованья.

Тем временем отца сослали по приговору на поселение,

как "смутьяна", возмущающего против властей,

когда он всю свою жизнь стоял за строжайшее исполнение

закона.

Только через три года удалось ему вернуть его

с поселения, с опухшими ногами, с водянкой в груди.

Продали старики свой давно выкупленный домишко с

ветхим сараем, где было когда-то спичечное заведение. Он

перевез их в город. Через полгода похоронил

отца. Старуха поскрипела еще года два. Он ей выстроил

избушку около того кладбища, где лежит "смутьян"...

XVIII

- Задумались, Василий Иванович?

Теркина разбудил от дум, всколыхнувших все его

прошлое, возглас капитана Кузьмичева.

Тот стоял над ним, широко расставив ноги, в том

же картузе с ремешком, больших сапогах и коричневой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки