Электронная библиотека

ознакомился. Тут были все невинные средства, но он

разглядел в углу и порядочную склянку с опиумом.

Частенько шкапчик оставался без ключа. Да фельдшер и

не мог иметь никаких подозрений. Не станет же

больной воровать спирт и разбавлять его водой - он

не пьющий, да и вообще, по его мнению, "натура

благородная и пылкая".

Не трудно было Теркину отлить половину опиума

в пузырек и поставить склянку в угол так, чтобы она

не бросалась в глаза.

Вечером того дня доктор заехал часу в девятом,

посмотрел температуру, справился об аппетите и прописал

микстуру против бессонницы.

Уходя, он сказал ему, выслав фельдшера:

- Послушайте, Теркин... не кривя душой, я могу

вас продержать здесь до Пасхи. Но не дольше. Может

быть, если б вы торжественно повинились...

- Ни за что!

стр.56

Доктор, кажется, испугался выражения его лица

и поспешил прибавить:

- Как знаете. Только здоровье-то надо восстановить. Что

бы с вами ни сталось, это ваш единственный

капитал.

В девять ушел фельдшер; сторож ночевал рядом,

в передней. В четверть десятого Теркин сразу выпил

все, что было в пузырьке. Думал он написать два

письма: одно домой, старикам, другое - товарищам;

кончил тем, что не написал никому. Чего тут объясняться?

Да и не дошли бы ни до стариков, ни до

товарищей письма, какие стоило оставлять после своей

добровольной смерти.

Он ждал ее храбро, рука у него не дрогнула, когда

выливал в рот густую жидкость. Чуть не поперхнулся,

но проглотил все.

И терпел, пока была возможность... А все-таки не

отравился. Начались припадки; сторож побежал за

фельдшером; тот тотчас же распознал, в чем дело, но

не донес. Даже доктора просил от себя - затушить

дело, не доводить до директора.

Доктор согласился, только заметил Теркину:

- Не следовало бы нас подводить, господин Теркин.

Больше ничего не прибавил; приказал фельдшеру

наблюдать за больным как можно внимательнее; высказал

даже с глазу на глаз опасение, не начинается ли

у Теркина какой-нибудь болезненный процесс в мозгу.

Терентьев этого не думал, но он воспользовался

словами доктора.

- Знаете что, Василий Иванович, - заговорил он

раз под вечер, сидя на краю койки больного. - Вам не

уйти с вашим характером от большого наказания... Вы

это чувствуете... Недаром вы на свою жизнь посягали.

Одно средство, - продолжал он, - выиграть время и,

быть может, совсем оправдаться - это... это...

Он не сразу выговорил.

- Что такое? - спросил Теркин, не ожидая ничего

стоящего.

- Могут ваше состояние признать ненормальным...

понимаете? У нашего Павла Сергеевича, - так

звали доктора, - есть некоторые сомнения на этот счет.

Фельдшер пристально и долго на него смотрел.

В глазах было желание помочь бедняге, разумеется,

так, чтобы тот его не выдал.

стр.57

Ничего ему не сказал на это Теркин. Слова Терентьева

запали ему в душу.

Еще две ночи без сна, - на него и хлорал уже плохо

действовал, - и весь он запылал новой неудержимой

злобой ко всему, что привело его к попытке самоубийства

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки