Электронная библиотека

обедом разговор шел вяло, и все на него поглядывали

косо; только Саня приласкала его раза два глазами.

С нею он погулял в парке и сказал ей, когда они

возвращались на террасу:

- Вы, Саня, не думайте, что у вашего жениха

хамские чувства; только я не жалую, чтобы мне в душу

залезали.

Саня только вздохнула и ничего не промолвила.

Она стояла за него, но боялась высказываться - как

бы "не наговорить глупостей".

Всегда утром при пробуждении совесть докладывает,

стр.487

в чем он провинился. Сильно не понравилось ему самому,

как он повел разговор в гостиной; едва ли не сильнее

недоволен он был, чем своей встречей и перебранкой с

Петькой Зверевым, здесь в городе, на его - тогда еще

предводительской - квартире.

И однако он ничем тогда не загладил своего

мальчишества и обидчивой резкости и просто "озорства",

каков бы ни был сам по себе Петька.

Как-никак, а тот первый повинился ему. Ну, он

расхититель сиротских денег, плут и даже поджигатель; но

разве это мешало ему - Ваське Теркину - тому товарищу,

пред которым Петька преклонялся

в гимназии, быть великодушным?..

"Душонка-то у меня, видно, мелка!" - вырвалось

у него восклицание под конец утренних счетов с совестью.

И тотчас же приказал он закладывать, а в девятом часу

был уже в городе.

Узнал он от хозяев, что предводителя держат чуть

не в секретной, что следователь у них - лютый, не

позволял Звереву в первую неделю даже с больной

женой повидаться; а она очень плоха. Поговаривали

в городе, будто даже на себя руки хотела наложить...

И к нему никого не пускали.

Надо было начать с визита следователю. Не раньше

десяти тот проснулся. Теркину пришлось долго

и убедительно рассказывать, кто он, и выгораживать

всякую возможность стачки с подсудным арестантом.

- Положим, мы с ним вместе учились; но ведь он

своим пожаром спалил у компании лесу с лишком на

десять тысяч.

Этот довод подействовал на следователя больше

всего остального.

- Так что же вас побуждает видеться с ним?

Из жалости или великодушия? - спросил он не без

язвы.

- По человечеству! - выговорил почти смущенно

Теркин.

В следователе он увидал полнейшую фактическую

уверенность в том, что Зверев поджег свой завод. Он

ничем не проговорился, смотрел вообще

"нутряком" с порядочной долей злобности, но

по его губам то и дело скользила особого рода

усмешка.

стр.488

Записку тюремному смотрителю Теркин, однако,

добыл от него. Следователь, провожая его до двери,

сказал ему:

- Вы теперь его не застанете...

- На допрос приведут? - спросил Теркин.

- Нет! Я разрешил ему побывать у больной жены;

но к часу своего обеда он должен быть в остроге.

И вот он идет туда пешком, и жалость не покидает

его. Поговорка, пущенная им в ход вчера в объяснении

с Черносошным: "от тюрьмы да от сумы не открещивайся"

- врезалась ему в мозг и точно дразнила. Со

дна души поднималось чисто мужицкое чувство - страх

неволи, сидения взаперти, вера в судьбу, которая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки