Электронная библиотека

на то, чтобы она подействовала на своего жениха. Когда ее

позвали, она испугалась, думая - не вышло ли чего-

нибудь? Вдруг как ее обручение нарушено? Отец в

последние дни ходил хмурый и важный, все

стр.482

молчал, а потом заговорил, что надо торопиться поправкой

дома в той усадьбе, чтобы тотчас после их

свадьбы переехать. Тетка Павла поддакивала ему и даже

находила, что будет гораздо приличнее для Черносошных

перебраться до свадьбы, а не справлять ее

в чужом доме, где их держат теперь точно на хлебах из

милости!

Василий Иваныч после пожара два раза ездил в

губернский город и дальше по Волге за Нижний; писал

с дороги, но очень маленькие письма и чаще посылал

телеграммы. Вчера он только что вернулся

и опять уехал в уездный город. К обеду должен быть

домой.

Она так испугалась, что в первые минуты даже не

понимала хорошенько, о чем говорит тетка Павла.

Теперь поняла. Предводителя Зверева посадили

в острог. Его обвиняют в поджоге завода для получения

страховой премии. "Вася", - она про себя так зовет

Теркина, - уже знал об этом и сказал ей перед

второй своей поездкой: "Петьке Звереву я его пакости

никогда не прощу: мало того что сам себе красного петуха

пустил, да и весь заказник мог нам спалить".

И много потом говорил гневного о "господах

дворянах", которые по всей губернии в лоск изворовались;

рассказывал ей теплые "дела" в банке,

где председатель тоже арестован за подлог, да в

кассе оказалась передержка в триста с лишком тысяч.

Она не могла ему не сочувствовать... Что ж из того,

что она дворянка? Разве можно такие дела делать - мало

того что транжирить, в долги лезть, закладывать

и продавать, да еще на подлоги идти, на воровство, на

поджигательство? Этот Зверев и до подлога растратил

сорок тысяч сиротских денег.

А вот от нее требуют, чтобы она "добилась" от

своего жениха - шутка сказать! - внесения залога за

Зверева. Почему же сам отец не вносит? Деньги у него

теперь есть или должны быть. Они с ним товарищи,

кажется, даже в дальнем родстве.

- Ты как будто все еще не понимаешь? - раздался

более резкий вопрос Павлы Захаровны. - Что же ты

молчишь?

- Я не знаю... тетя. Василий Иваныч сам...

- Сам!.. Как ты это сказала? Точно горничная

стр.483

девка - Феклуша какая-нибудь или Устюша. Он в тебя

влюбился, а ты сразу так ставишь себя. Значит, тебе

твой род - ничего: люди твоего происхождения!.. Вот

и выходит...

Павла Захаровна не договорила и махнула рукой.

Сестра ее поняла намек, и ей стало жаль Санечку - как

бы Павла чего-нибудь не "бацнула" по своей ехидности.

Она грузно поднялась, подошла к ней, обняла

ее и начала гладить по головке.

- Милая моя! Как же ты так на себя смотришь?

У тебя амбиции нет, маточка. Жених тебя обожает,

и ты слово скажи - сейчас же тебе все предоставит,

хоть птичьего молока.

"Ну, нет!" - убежденно подумала Саня и без всякой

досады. Ее то и влекло к жениху, что он с характером, что

у него на все свои мысли и свои

слова.

- Колокольчик!..

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки