Электронная библиотека

чтобы у них у самих на душе защемило,

чтобы жалость их взяла - как бы не так! Гори, паря!

По целковому - рублю получил - и похаживает

себе вдоль опушки да лапкой помахивает, точно

от мух... А чуть мы с вами отвернемся, так спину

себе чешет. Один подлец даже курить начал. Я его

чуть самого в огонь не бросил! Скоты! Скоты!

Непробудные!

Он не совладал с чувством и глухо зарыдал...

Старая неприязнь к крестьянскому миру всплыла

в нем и перемешалась с жалостью к тому лесному

добру, что уже стлело, и к тому, что может еще

погибнуть.

Раза два всхлипнул он и потом тихо заплакал.

- Самый-то лучший край отхватило!.. - силился

он выговорить. - Сосны в два обхвата!.. Отстоял от

дворянской распусты, так огонь донял. Да и огонь-то

откуда? От завода Петьки Зверева... Он мог его и поджечь!

Страховую премию получит. Он теперь и на это

способен.

И опять вернулся он к мужикам.

- Вон как копаются! Грядки под репу отбивают,

как бывало на барском огороде. Словно мухи пьяные!..

Эх!..

Слезы он обтер рукавом и сосредоточенно и гневно

поглядел еще раз в ту сторону, где работали мужики.

- Василий Иваныч, - особенно тихо, точно на исповеди,

заговорил Хрящев, наклонившись к нему

и держа за повод лошадь, - не судите так горько.

Мужик обижен лесом. Поспрошайте - здесь такие

богатства, а чьи? Казна, барин, купец, а у общины

что? На дровенки осины нет, не то что строевого

заказника... В нем эта обида, Василий Иваныч, засела,

стр.481

все равно что наследственный недуг. Она его делает

равнодушным, а не другое что. Чувство ваше понимаю.

Но не хочу лукавить перед вами. Надо и им

простить.

Ничего не возражал Теркин. Простые, полные

задушевности слова лесовода отрезвили его. Ему

стало стыдно за себя. Хрящев указал на истинную

причину того, что его возмутило до слез. Он радеет

о родных богатствах... А кому ими пользоваться, хоть

чуточку, хоть на свою немудрую потребу?.. Разве не

народу?

Он быстро поднялся, нагнулся над Хрящевым,

положил ему руку на лысую и влажную голову, всю

засыпанную пеплом и черную, точно

сажа.

- Спасибо, Антон Пантелеич! Это так!.. А все-таки надо

их пришпорить.

- Все кончено!.. Верьте слову, дальше не пойдет

огонь... Выхватило сотню-другую десятин. Дело

наживное. Была бы только голова на месте да душа не

теряла своего закона. Оставим лошадь здесь,

стреножим ее. Сюда огонь не дойдет. Верьте

слову!

- Верю! - вскричал Теркин и - не выдержал -

поцеловал своего лесовода.

XXXVII

- Ты должна это сделать для отца твоего. Его

приятель и сослуживец в таком положении. Ты хоть

каплю имей дворянского чувства.

Павла Захаровна пропускала эти слова с усилием

сквозь свои тонкие синеватые губы и под конец злобно

усмехнулась.

Саню призвали в гостиную. В кресле сидела старшая

тетка; младшая, с простовато-сладким выражением своего

лоснящегося лица, присела на угол одного из длинных

мягких диванов, обитых старинным ситцем.

С полчаса уже старшая тетка говорит Сане, настраивает

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки