Электронная библиотека

а теплую мечту о его Сане. Так напевала бы здесь

и Саня своим высоким вздрагивающим голоском.

Стыдливо почувствовал он себя с Хрящевым. Этот

милый ему чудак стоит доверия. Наверное, нянька

Федосеевна - они подружились - шепнула ему вчера,

под вечер, что барышня обручена. Хрящев ни одним

звуком не обмолвился насчет этого.

- Антон Пантелеич! - с опущенной головой окликнул

Теркин.

- Ась?

- Птицы поют и у меня на душе...

- Лучше всего это, Василий Иваныч.

стр.460

- И вы небось знаете, по какой причине?

Он весело подмигнул ему.

- Ежели позволите... Лгать не буду... Еще вчера...

- Федосеевна, поди, не утерпела?

- Так точно. Позвольте от всего сердца и помышления

пожелать вам...

Хрящев протянул ему ладонь. Теркин крепко

пожал.

- Победу полную одержали. Во всех статьях...

Виват! Небось будущий тестюшка ваш спасовал, а

кажется, довольно высоко себя ставит... судя по

обхождению...

- А вы скажите-ка мне, Антон Пантелеич, только

без утайки, - вы небось думаете, что я тестюшку-то

поддел, по-делецки: сначала руки дочери попросил;

а, мол, откажешь - не куплю у тебя ни одной десятины.

- Ни Боже мой!.. Конечно, такой подход был бы,

пожалуй, и самый настоящий, ха-ха! - На глазах Хрящева

показались слезинки смешливости. - Но вы не

такой... Вы, как на Оке говорят... там, в горбатовской

округе, вы боэс! Это они, видите, "молодец", "богатырь",

"боец" выговаривают на свой лад...

- Спасибо!

Теркину заново приятно стало оттого, что он сначала

заключил предварительную сделку с Иваном Захарычем, а

потом уж попросил руки дочери... Тот было

хотел поломаться, но как-то сразу осекся, начал что-то

такое мямлить, вошла Павла Захаровна - и все было

покончено в несколько минут.

- Тайна! - выговорил Хрящев, опустив обе руки. - Как

и все! - прибавил он и смолк.

Ничего ему не сказал и Теркин. Оба сидели на

мшистом пне и прислушивались к быстро поднявшемуся

шелесту от ветерка. Ярко-зеленая прогалина начала

темнеть от набегавших тучек. Ближние осины,

березы за просекой и большие рябины за стеной елей

заговорили наперебой шелковистыми волнами разных

звуков. Потом поднялся и все крепчал гул еловых

ветвей, вбирал в себя шелест листвы и расходился по

лесу, вроде негромкого прибоя волн.

Птицы смолкли. Но сквозь гул от налетевшего

ветра тишина заказника оставалась все такой же, и

малейший сторонний звук был бы слышен.

- Тук! - раздалось около них в двух саженях.

стр.461

- Шишка упала с ели, - шепотом сказал Хрящев

и поднялся.

- Айда, Антон Пантелеич! - крикнул Теркин. Пожалуй,

еще дождь хлынет; а мне хочется вон в тот

край.

Они пошли молча, бодрым, не очень спешным шагом.

Солнце совсем спряталось, и все разом потемнело.

XXXII

С четверть часа шли они "скрозь", держались чуть

заметной тропки и попадали в чащу. Обоим был люб

крепнувший гул заказника. С одной стороны неба тучи

сгустились. Справа еще оставалась полоса чистой лазури.

Кусты чернолесья местами заслоняли им путь.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки