Электронная библиотека

десяти секунд.

"Нет! Он не такой!" - радостно и убежденно вскричала

она про себя и пошла скорой и легкой походкой

к дому, не глядя перед собою.

- Александра Ивановна! Где вы пропали?

Ее остановил резкий мужской возглас. Первач преградил

ей дорогу с руками, вытянутыми к ней. Он ими

почти касался ее плеч.

- Николай Никанорыч! - громко выговорила

она, на ходу уклоняясь от него. - Подите, скажите

всем: Василий Иваныч что раз решил, того не изменит.

- Да что вы такая торжественная? Точно он вас

чем осчастливил. Потеха!

- Он больше того сделал!.. Он меня от вас избавил...

Прощайте!

стр.457

Мимо террасы, где еще сидели за чайным столом,

Саня пробежала во флигель рассказать обо всем няне

Федосеевне.

XXXI

Тихое и теплое утро, с мелкими кудрявыми облачками в

сторону полудня, занялось над заказником

лесной дачи, протянувшейся за усадьбой Заводное.

Дача, на версту от парка, вниз по течению, сходила

к берегу и перекидывалась за Волгу, где занимала

еще не одну сотню десятин. Там обособился сосновый

лес; по заказнику шел еловый пополам с чернолесьем.

Часу в седьмом утра на одной из недавних просек,

уже заросших травой и мелким кустарником, на широком

мшистом пне с оголенными корнями присели два

пешехода, бродившие по лесу с рассвета.

Это были Теркин со своим подручным, Хрящевым.

Они условились накануне чем свет встать, отправиться в

заказник пешком, натощак, и никого в доме

не будить. Вчера вотчина Черносошных с этим заказником

перешла во владение компании, и вчера же

обручили Теркина с Саней.

Ему нужно было отвести душу в лесу. Хоть он

и сказал Хрящеву: "произведем еще смотр заказнику",

но Антон Пантелеич понял, что его патрону хочется

просто "побрататься" с лесом, и это его особенно

тронуло. Их обоих всего сильнее сблизило чувство

любви к родной природе и жалости к вековым угодьям,

повсюду обреченным на хищение.

Оба немного утомились, но ни голод, ни жара не

беспокоили их.

Перед ними, через узкую прогалину, с тропкой

вдоль ее, вставали могучие ели с синеющей хвоей.

Иные, снизу обнаженные, с высохшими ветвями, казались

издали соснами. Позади стены хвойных деревьев

протянулась полянка, густо-зеленого цвета, а там, дальше,

шли кусты орешника и рябины. Кое-где стройно

и весело высились белые стволы берез. Вправо солнце

заглянуло на прогалину, шедшую узкой полосой,

и цвет травы переходил в ярко-изумрудный.

На нем остановился ласкающий взгляд умных

и смешливых глазок Антона Пантелеича, он указал

Теркину на эту полосу пухлым пальцем правой руки:

стр.458

- Мурава-то какая, Василий Иваныч, точно совсем из

другого царства природы! Что солнышко-то

может выделывать... И какая это красота - ель!.. Поспорит

с дубом... Посмотрите вот хоть на сего исполина! Что твой

кедр ливанский, нужды нет, что не

дает таких сладких орешков и произрастает на низинах, а

не на южных высотах!

- На ель я сосны не променяю, - возразил Теркин

и боковым приятельским взглядом поглядел на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки