Электронная библиотека

XII

Заняли они с Зверевым у Виттиха перед зимними

вакациями - один пять рублей, другой - десять.

Сильно захотелось Теркину повидаться со своими;

уроки как-то не задавались в ту зиму, просить отца

о присылке денег он не хотел, да и хорошо знал, что не

из чего.

Взял он десять рублей, съездил, свез старухе, названой

матери, фунтик чаю; вернулся оттуда без всякого

подарка, кроме разной домашней еды. Уроки опять

нашлись, но расквитаться с долгом ему нельзя было

тотчас же после Нового года. Он извинился перед

Виттихом. Тот ничего, балагурил, сказал даже:

- Вы-то бедный, а вот ваш товарищ, Зверев, - тому

непростительно быть неисправным. О своем долге

он молчит.

Зверев мог бы, конечно, расплатиться. Он привез

с собою больше тридцати рублей, да проиграл на

бильярде. Теркин ему немного попенял.

- За мной не пропадет. Немчура небось знает, что

я не нищий.

И вдруг узнают они, что на совете, где обсуждали

полугодовые баллы за поведение, Теркин и Зверев

получили всего три с плюсом; и постарался об этом

добро бы Перновский, а то Виттих.

Он сказал при директоре и инспекторе:

стр.50

- И Теркин, и Зверев с дурными склонностями - слова

своего не держат. Ни тот, ни другой не отдают

мне долга вот уже который месяц.

Целую неделю следили они за ним. Звереву, жившему в

пансионе, было удобнее подглядывать, куда

Виттих пойдет.

И выследили. Они его выждали за углом, - это

было в сумерки, - и в узком темном коридорчике напали,

со словами:

- Ябедничать!

- Полноте, господа! Полноте! Ваша судьба теперь

в моих руках: стоит мне подняться к директору - и вы

погибли!

Теркин ничего на это не сказал.

- Вот что, господа, - заговорил Виттих громким

шепотом. - Вы, во всяком случае, погибли. Хотите

пойти вот на что: что сейчас вышло - умрет между

нами. Я буду молчать - молчите и вы!

В полутемноте Теркин не мог отчетливо видеть лиц

Виттиха и Зверева, но ему показалось, что его приятель

первый пошел на это, прежде чем спросил:

- Вася! как ты скажешь?

Что было ему сказать? Из-за него быть выгнанным,

а то и того хуже - решительно не стоит.

- Поклясться-то поклянется, - выговорил он, - а

выдать может, под шумок, разлюбезным манером.

- Ладно! Посмотрим! - сказал задорно Зверев,

а сам был рад-радешенек, что история кончилась так,

а не иначе.

Они оба были уверены, что ни одна душа ничего не

видала и не слыхала. В классе Виттих вел себя осторожно

и стал как будто даже мирволить им: спрашивал реже и

отметки пошли щедрее. Как надзиратель в пансионе

обходился с Зверевым по-прежнему, балагурил,

расспрашивал про его деревню, родных, даже

про бильярдную игру.

И так шло месяца два. Друг друга они успокаивали:

Виттиху прямой расчет молчать. Откройся история,

хотя бы и не через него, их выключат, да и ему хода

не будет, в инспекторы не попадет.

Вообще он сделался добрее, и класс его полюбил,

сравнивал с "изувером" Перновским.

Виттих и Перновский не терпели один другого.

Из-за количества уроков они беспрестанно подставляли

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки